Топ Новое

"За это судить надо": как семья Гафесчян развалила "Арменфильм"

26-09-2015, 16:21 Просмотров: Новости Армении
26 сентября 2015, 16:21 - NovostiNK
Решением от 31 августа текущего года все 100% акций киностудии "Арменфильм" им. А. Бекназарова, являющейся закрытым акционерным обществом, вернулись в собственность правительства Армении.

"За это судить надо": как семья Гафесчян развалила "Арменфильм"
НАПОМНИМ, ЧТО 10 ЛЕТ НАЗАД, В 2005 ГОДУ, КИНОСТУДИЯ БЫЛА ПРОДАНА CS Films-Studios, принадлежащей фонду "Семья Гафесчян", за 350 млн драмов. Тогда компания обязалась осуществить оцифровку фильмов и провести капитальный ремонт и техническое переоснащение киностудии. Исходя из того, что дальше обещаний дело так и не продвинулось, остро встал вопрос дальнейшей судьбы имущества киностудии. Кстати, в настоящее время ее стоимость - более 3 млрд драмов. На начальном этапе киностудия будет передана Управлению по управлению государственным имуществом РА.
Обо всем этом и многом другом мы беседуем с живой историей армянского кино - с оператором Левоном АТОЯНЦЕМ, почти всю свою жизнь проработавшем на киностудии. Он посвятил ей целую творческую биографию. Возможно, именно он, не имеющий государственных орденов и должностей, самый честный и объективный эксперт, с которым можно было поговорить на эту сложную, щекотливую во всех отношениях тему.

- Национальная киностудия, созданная еще в советское время, внутри иной системы, иной формации. Какую функцию она тогда выполняла?

- Руководствуясь известной цитатой Ленина, в которой он провозглашает кино самым важным изо всех искусств, киностудия имела в первую очередь идеологическое значение. Кино как средство пропаганды, агитации, манипуляции массами. Понятно, в таких условиях киностудия должна быть под мощной и надежной эгидой государства, контролироваться с его стороны. Все искусство тогда было пронизано идеей о том, что люди строят светлое коммунистическое общество. Знаете, в этом была доля романтики, мечты, а ведь человек без мечты жить не может. Так происходило на киностудиях всех советских республик. Скажу: и тогда кино было коммерческим, оно должно было окупаться, приносить деньги - а как же иначе? Кроме того, оно выходило на мировые экраны, кинофестивали мира. То есть два фактора, которые способствовали развитию кино: его смотрели люди, огромные массы, и, выходя на мировую арену, участвуя в престижных кинофестивалях, оно делало имидж страны. Наша киностудия не была приоритетной. Нам в год позволяли снимать четыре фильма. А вот, например, Грузии - восемь. Посредством киностудии государство руководило кино так же, как посредством Союза кинематографистов контролировало деятелей киноиндустрии. Но вот сегодня, например, не умеют снимать такое массовое и кассовое кино, снимают одноразовый продукт.

- А что происходило с киностудией в смутное переходное время 90-х?

- Знаете, нам еще повезло. Если киностудии в других странах сразу же развалились вслед за развалом Союза, то наш "Арменфильм" гордо и мужественно выстоял и сдал позиции очень поздно. "Мосфильм", "Ленфильм", "Горьковская студия" рухнули сразу. А, кстати, в Грузии сумели сохранить и старую, и новую студию, старые и новые павильоны - элита страны всегда покровительствовала кино... У нас на киностудии работали художники, декораторы, костюмеры и представители всех остальных технических профессий. То, что касалось сугубо производства кино, техники, киностудия обеспечивала съемочные группы всем, чем возможно и даже невозможно, чтобы фильм получился хорошим и недостатка ни в чем не было. У нас были отличные руководители, директора, продюсеры по современным меркам - Степан Погосян, Грант Вопян. Они сумели руководить так, чтобы сохранить здание, павильоны, имущество. Вот этот дух сохранялся и после развала Союза. Киностудия продолжала существовать и функционировать как бы по инерции, поскольку были огромный опыт и пласт, накопленные годами. Да, и еще одно - тогда я с Арнольдом Агабабовым снимал пятисерийный фильм "Где ты был, человек Божий?.." Страна рухнула, а мы еще были в производстве. Никто вообще не понял, как в те темные, холодные и голодные годы, вплоть до 1994 года, мы умудрились снять первый армянский сериал.

- В таком случае что же подвигло в 2005 году наше правительство на продажу "Арменфильма"?

- В этой продаже тоже была доля романтики вместе с долей авантюры. Правительство поверило, что люди, которые купят киностудию, очень богатые, инвестирующие средства в искусство, помогут киностудии стать на ноги. Тогда в Армении были не самые хорошие годы. Государство, в том числе и в финансовом плане, не смогло бы содержать студию, и вообще неизвестно, что бы с ней стало. А вот Фонд Гафесчяна, как мессия, пришел и сказал: "Покупаю - и в самые кратчайшие сроки здесь будет рай для кинопроизводства, второй Голливуд!" Сегодня я думаю – да, было крайне наивно поверить в такое.

- И что, в последовавшей за этими посулами ситуации кинематографисты молчали, являя чудеса конформизма?

- Ну не так, чтобы все молчали. Я и, например, мои друзья Арман Манарян, Дмитрий Кесаянц не молчали, мы говорили, спорили, возмущались. А ведь тогда очень многие кинематографисты по понятным причинам уходили из кино. Было трудное время. А те, кто оставался, были подвижники, настоящие люди кино, которые хотели видеть завтрашний день этого искусства светлым, хотя киностудия уже тогда фактически развалилась. Не было тогда ни кино, ни студии! Период полного простоя - работы вообще не было. Мы просто вынуждены были бездействовать. Я бы не стал валить всю вину на кинематографистов. Это обоюдный процесс. Деятелей кино не привлекали – даже на уровне обсуждений – к вопросу продажи студии. Все это, как и сегодня, происходило на уровне государства. Государство продало, государство вернуло.

- Что ж, нам обещали чуть ли не второй "Парамаунт-пикчерс", а в итоге по прошествии 10 лет у нас в активе огромное пустующее пространство, будто декорации из научно-фантастического фильма: голые стены, загубленный фруктовый сад в 150 гектаров и 0 имущества...

- Именно так. Нас элементарно обманули! Страна наша тогда не имела хозяев. Смутное было время... Параллельно с этими процессами начало пропадать имущество киностудии: исчезали реквизит, декорации, костюмы, дорогие вещи, кинокамеры, краны и так далее. Однажды я пришел на работу и вижу - в одном из павильонов действует цех по изготовлению гвоздей, в другом - коробок для сигар. Поскольку мы там не каждый день работали, за всем этим трудно было уследить. Мы не понимали. Гипноз какой-то, сплошная мистика. Одно было ясно как день: нас обворовывали! Это был хаотичный, нерегулируемый процесс. Кого-то заставляли подписывать документы на продажу студии, кто-то был неподкупен. Но искать виноватых глупо. Подписывай не подписывай, все равно бы продали. Ведь приказ исходил из верхов. Было состояние страха, ненависти. Хотя, надо полагать, все это было закономерным и касалось не только киностудии. После "перестройки" Горбачева вся страна рухнула, как карточный домик. СССР был системой, цепочкой, где все узлы, звенья взаимодействовали между собой. Тут все развалилось, и это отразилось на всех сферах жизни.

- Сегодня киностудию снова приватизировали. Опять будем делать "новый Голливуд". Как всегда, у нас большие амбиции...

- А ведь параллельно при Министерстве культуры создавался Национальный киноцентр. Создавался как государственный фонд финансирования кино, для которого приоритетно кино национальное. Это же смешно! Неужели в каждой истории, затронутой в фильме, надо искать узкий национализм?.. Что касается киностудии, нам же обещали поставить ее на ноги и не выполнили своего обещания. За это же судить надо! И где? Нам обещали в первую очередь отреставрировать и оцифровать все наши фильмы - "золотой фонд" армянского кино. Пошли легким путем, грубо говоря, покрасили картины с блеклыми цветами в яркие - и все дела! И крутили их по ТВ, а потом продавали и зарабатывали деньги.

- Сегодня мы живем в иных реалиях. Что нам даст киностудия сейчас, когда в стране очень активно действует частный сектор производства картин?

- Знаете, скажу честно, и это касается не только Армении. То, что кино в широком смысле этого понятия разваливается, я понял очень давно. Сейчас кризис во всем мире. Сегодня все перешли к цифре, появилось цифровое искусство. Художники работают в искусственном, синтетическом, техногенном пространстве. Привычное, традиционное искусство вымирает. Даже больно за новое поколение... В каком мире оно будет жить? В том, что они сегодня снимают кино, которое мы видим на больших экранах и которое плохое, они не виноваты. Какое они получают образование, они же лучше снимать просто не умеют! Вот и приходится довольствоваться тем, что есть...



Мария ТОКМАДЖЯН, "Голос Армении"


Поделитесь с друзьями:



Предыдущая новость: Следующая новость:
«Это великая страна» - Марко Поло об Армении
«Это великая страна» - Марко Поло об Армении
Марко Поло (1254-1324 г.) - итальянский купец и путешественник,...
На полигоне «Алагяз» состоялись стратегические учения «Арагац 2015» объединенных сил Армении и России
На полигоне «Алагяз» состоялись стратегические учения «Арагац 2015» объединенных сил Армении и России
В Армении на полигоне «Алагяз» сегодня состоялись стратегические...
«Это великая страна» - Марко Поло об Армении
«Это великая страна» - Марко Поло об Армении
Марко Поло (1254-1324 г.) - итальянский купец и путешественник,...

Мужеству ленинградцев
Я - Айвазовский, родом из Крыма
Армянские эскизы Ашота Джазояна
ФИЛЬМ
Руководитель "Нораванка" о прессе диаспоры и газете "Ноев Ковчег"
    Follow NovostiNK on Twitter Каталог Yerevan-city.com  
RSS