Топ Новое

АЙВАЗОВСКИЙ В АДРЕС АБДУЛ-ГАМИДА II: «Я ШВЫРНУЛ ЕГО ОРДЕНА В МОРЕ, ПУСТЬ ОН И МОИ КАРТИНЫ ВЫБРОСИТ В МОРЕ»

4-09-2017, 18:00 Просмотров: Интервью
2 мая 1900 года, когда умер Иван Айвазовский, вся Феодосия была в трауре. Согласно свидетельствам того периода, были закрыты школы и магазины. Жизнь как-то замерла. Айвазовского похоронили с воинскими почестями, а на его могиле была высечена надпись: «Рожденный смертным, оставил по себе бессмертную память». Сегодня Феодосия вновь наполнена духом Айвазовского, но на этот раз здесь царит атмосфера радости, так как отмечается 200-летие мастера. С какими чувствами сегодня люди вспоминают Айвазовского? Какой след оставил маринист в своем любимом городе, в чем проявлялся армянский дух мастера и его любовь к церкви… Об этом мы побеседовали с директором Феодосийской картинной галереи имени И. К. Айвазовского Татьяной Гайдук.

АЙВАЗОВСКИЙ В АДРЕС АБДУЛ-ГАМИДА II: «Я ШВЫРНУЛ ЕГО ОРДЕНА В МОРЕ, ПУСТЬ ОН И МОИ КАРТИНЫ ВЫБРОСИТ В МОРЕ»

Феодосия Айвазовского вспоминает не только в день его рождения или в день смерти. Думаю, что независимо от этих дат отношение к Айвазовскому не меняется. О нем помнят все феодосийцы, о нем помнят все те люди, которые приходят в галерею. С каким чувством вспоминают? С чувством большой благодарности, восхищения и удивления. Это тоже очень важно, потому что каждый человек, который открывает для себя Айвазовского, удивляется очень многому. Удивляется тому, что его работы до сих пор современны, что возникают какие-то личные отношения с ними, какие-то личные переживания, связанные с тем, что было написано художником более 100 лет тому назад и в другую эпоху. И на самом деле это целая гамма чувств. И это чувства положительные, это чувства, которые потом рождают очень много воспоминаний и зовут посетить галерею вновь и вновь.

– Айвазовский часто путешествовал, был в Италии, Америке, Грузии, в Армении, однако всегда возвращался в свой любимый город Феодосию, где предпочитал жить и творить. Что именно так связывало его с этим маленьким городом?

– Чувство родины. Он здесь родился. Для него это была такая малая родина. Он очень любил эти места. Это было на берегу моря, это было место, связанное с флотом, место, в котором была та природа, которую так любил Айвазовский. Здесь ему очень хорошо работалось. Здесь у него была семья, были друзья и знакомые, очень большой бизнес. Он был крупным землевладельцем. Здесь было все то, что составляло его жизнь, поэтому он сюда всегда возвращался.

– Иван Айвазовский оставил поколениям огромное наследие, которое по сей день не только восхищает, но и остается неисчерпаемым источником для исследований. Об этом свидетельствуют более 6000 картин художника, участие в 120 выставках, непревзойденный вклад в общественную жизнь. Как мастеру удавалось осуществлять все это?

– Бог одарил его талантом и трудолюбием. Наверное, на современном языке Айвазовского можно было бы назвать трудоголиком. Он начинал свой день с рассвета – своего любимого вида, и конечно, с кистью в руках. Работал практически каждый день, потому что он четко знал, что самая главная, самая лучшая его картина еще была не написана. И это ощущение не покидало его даже в последние годы жизни.

– Айвазовский жил в атмосфере всеобщей любви и дружбы. Говорят, что его мастерская была местом паломничества, где гостили известные представители русской и армянской культуры.

– Он был очень гостеприимным человеком и заботливым хозяином. Все те люди, которые были в гостях в его доме, помнили об этом на протяжении всей своей жизни, потому что он мог обустроить пребывание его гостей в своем доме самым необычным способом. Очень многое в этом доме поражало тех, кто приходил туда. Поражали картины Айвазовского, поражала энергия маэстро, с которой он работал и жил, вникал во все дела и во все обстоятельства жизни его гостей. Поражала его щедрость. Он очень легко дарил подарки. В частности, таким часто даримым сувениром были его фотографии: фотограф снимал его рядом с картиной, потом Айвазовский вырезал ее, и получалась своеобразная рамочка, в которую он вставлял свои небольшие настоящие живописные работы. Это был распространенный сувенир, щедрый подарок.

Айвазовский любил угощать гостей, любил развлекать. В его доме часто были представления, концерты. Приемы в его доме отличались торжественностью. Он любил, чтобы количество смен блюд было кратно тридцати. Если собиралась семья, подавали 30 перемен, если приходили гости – 60 или даже 90. Айвазовский всегда обсуждал с поваром меню. Винам, как правило, давались названия его картин. К примеру, «Девятый вал» или «От штиля к урагану». Нередко художник снимал с бутылки заводскую этикетку и наклеивал свою, собственноручно нарисованную.

– Он активно общался с местной армянской общиной, помогал школам, студентам, малоимущим семьям. Какие благотворительные программы осуществлял Айвазовский?

– Айвазовский очень многое сделал для города и для региона в целом. Не все проекты требовали материальных затрат. Некоторые потребовали того, чтобы Айвазовский использовал свою влиятельность. Мы знаем, что он был очень известным и влиятельным человеком. Он был действительным тайным советником – третья ступень в Табели о рангах. Свою влиятельность он часто использовал для пользы города и региона. Благодаря Айвазовскому торговый порт в городе был реконструирован раньше, чем порт в Севастополе. Феодосия также стала первым городом Крыма, куда провели ветку железной дороги от узловой станции Джанкой. Кроме этих действительно больших, крупных проектов, которые потребовали всей его влиятельности, он подарил городу воду из своего источника – 50 тысяч ведер питьевой воды в день. В середине XIX века система керамических труб была нарушена, и питьевую воду привозили пароходы из Ялты и Севастополя. Айвазовский подарил городу один из своих источников и провел водовод, сделав вот такой щедрый подарок в то время, когда город страдал от нехватки питьевой воды. Также Айвазовский построил здесь археологический музей и здание, где открыл картинную галерею, которую завещал родному городу. Айвазовский участвовал в открытии городской библиотеки, принимал участие в обустройстве школы.

АЙВАЗОВСКИЙ В АДРЕС АБДУЛ-ГАМИДА II: «Я ШВЫРНУЛ ЕГО ОРДЕНА В МОРЕ, ПУСТЬ ОН И МОИ КАРТИНЫ ВЫБРОСИТ В МОРЕ»


– Известно, что по совету своего брата архиепископа Габриэла Айвазяна Айвазовский создал ряд картин на религиозную тематику. Расскажите о них, представлены ли они в вашем музее?

– В?XIX?веке посещение церкви было частью семейной и национальной культуры. Айвазовский был светским человеком, но жизни без общения с церковью себе не представлял. Церковь Святого Саркиса в Феодосии была?одним из любимых храмов художника. Он делал все для того, чтобы обеспечивать ее процветание. Для алтаря церкви он подарил картину «Богоматерь с младенцем». Он?рисовал картины для тех церквей, в которых служил его брат – архиепископ Габриэл. Сейчас коллекция из этих картин существует у нас в галерее. Она находится в постоянной экспозиции. Это картины на темы из Нового Завета. Единственная картина на тему Ветхого Завета – «Переход евреев через Черное море», все остальное – работы из Нового Завета?(«Хождение по водам», «Тайная вечеря»).

– Архиепископ Габриэл служил в Феодосии. Два брата жили вместе и помогали друг другу. Какая из его инициатив является наиболее знаменательной?

– Как братья они были очень дружны. Айвазовский был еще ребенком, когда Габриэл стал монахом, но они вели переписку. И у нас хранятся некоторые письма Айвазовского-ребенка, в которых он пишет старшему брату, прилагая к письму свой рисуночек: «Посылаю Вам гостинец первоначального моего искусства». Эта переписка длилась на протяжении многих и многих лет. Когда Иван Айвазовский окончил Академию художеств, путешествуя по Европе, был в Италии, в том числе в Венеции и в монастыре мхитаристов, в котором служил тогда его брат. После многих усилий, которые приложил художник, брат смог уйти из этого монастыря, и они приехали в Феодосию. Здесь у них был совместный серьезный проект. Они организовали Халибовское армянское училище. Это было очень крупное учреждение, в котором учились мальчики. Это было единственное в то время армянское училище, в котором могли заниматься и девочки тоже.

– В 1845 году, когда Айвазовский возвращался в Феодосию, он написал письмо Католикосу Нерсесу Аштаракеци в Святой Эчмиадзин, отметив: «Я буду служить моему народу и нашей культуре». Каким образом он осуществил свою заветную мечту?

– Айвазовский никогда не отрывал себя от армянской культуры, от знакомых, родственников – армян, несмотря на то, что был великим русским художником. Он изображал пейзажи Армении (Араратскую долину, озеро Севан), жизнь и быт армянского народа, его историческое прошлое, рисовал портреты известных армянских деятелей. В его доме существовал традиционный армянский уклад жизни, там говорили на национальном языке. Он действительно поддерживал во многом своих соотечественников. Он вообще поддерживал многих талантливых людей, армян в том числе. Очень много занимался благотворительностью и часто помогал. В Феодосии знали, что каждой невесте из армянской семьи, если семья была несостоятельной, Айвазовский давал приданое. И говорили, что он переженил и перекрестил почти половину Феодосии.

АЙВАЗОВСКИЙ В АДРЕС АБДУЛ-ГАМИДА II: «Я ШВЫРНУЛ ЕГО ОРДЕНА В МОРЕ, ПУСТЬ ОН И МОИ КАРТИНЫ ВЫБРОСИТ В МОРЕ»


– Айвазовский тяжело перенес новость об армянских погромах. В различных городах он провел выставки картин с изображением резни армян, надеясь, что цивилизованное сообщество выступит в защиту народа. Эти события совпали с последними годами его жизни. Он рисовал в основном бури, которые символизировали его болезненные переживания.

– Обычно, когда художник изображал самые сильные бури, самые сильные ураганы и кораблекрушения, все же ощущение страха при рассматривании картин не возникало. А вот когда рассматриваешь картины, посвященные событиям массового убийства армян, там действительно страшно. Художник написал ряд картин («Погром армян в Трапезунде», «Армян живыми бросают в море», «Армян погружают на корабли») и выставил их в Одессе и Москве. Он посвятил этим событиям очень много картин, и возможно, это единственные произведения в творчестве Айвазовского, при рассматривании которых сердце наполняется грустью. Все эти картины бывали у него на выставках, чтобы привлечь внимание к тревожным событиям.

Гнев и горечь художника были настолько сильны, что пожалованные ему османские ордена он завязал на шее пса, а потом швырнул в море, заявив турецкому консулу, чтобы тот передал своему «кровавому хозяину»: «Если хочет, пусть он и мои картины выбросит в море, мне не жаль».

Беседу вела Алвард Назарян


Источник: Газета "НОЕВ КОВЧЕГ"

Поделитесь с друзьями:



Предыдущая новость: Следующая новость:
ВАРДАВАР: ПРАЗДНИК БЕСПРЕДЕЛА, ИЛИ НА ЧТО ОБИЖАЛИСЬ ДАМЫ БАЛЬЗАКОВСКОГО ВОЗРАСТА РАНЬШЕ И НА ЧТО ОНИ ОБИЖАЮТСЯ СЕЙЧАС
ВАРДАВАР: ПРАЗДНИК БЕСПРЕДЕЛА, ИЛИ НА ЧТО ОБИЖАЛИСЬ ДАМЫ БАЛЬЗАКОВСКОГО ВОЗРАСТА РАНЬШЕ И НА ЧТО ОНИ ОБИЖАЮТСЯ СЕЙЧАС
В первой половине августа, в день Преображения Господня, Армения,...
МОДЕСТ КОЛЕРОВ: ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА БАКУ – ТБИЛИСИ – КАРС ПОЛОЖЕНИЯ АРМЕНИИ НЕ МЕНЯЕТ
МОДЕСТ КОЛЕРОВ: ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА БАКУ – ТБИЛИСИ – КАРС ПОЛОЖЕНИЯ АРМЕНИИ НЕ МЕНЯЕТ
О новой железнодорожной трассе Баку – Тбилиси – Карс и...

Читайте также:

ГРИГОРИЙ АНИСОНЯН: КУЛЬТУРА ОБЩЕНИЯ С ПЕЧАТНОЙ ПРЕССОЙ СОХРАНИТСЯ
ФИЛЬМ
Руководитель "Нораванка" о прессе диаспоры и газете "Ноев Ковчег"
Воистину Земля круглая...
Видео музыкальное окно
Фоторепортажи
    Follow NovostiNK on Twitter Каталог Yerevan-city.com  
RSS