Топ Новое

ПЕШКОМ ПО АРМЕНИИ С МИХАИЛОМ ЖЕБРАКОМ

18-03-2018, 20:00 Просмотров: Интервью
18 марта 2018, 20:00 - NovostiNK
Мой собеседник – экскурсовод, историк, ведущий авторской программы "Пешком" на телеканале "Культура" Михаил ЖЕБРАК.


ПЕШКОМ ПО АРМЕНИИ С МИХАИЛОМ ЖЕБРАКОМ


- Расскажите, пожалуйста, о вашей телепередаче "Пешком". Как возникла идея подобного проекта?

- Программа "Пешком" появилась на канале "Культура" шесть лет назад. Продюсер телекомпании АТV Виктория Рябинина побывала со своей мамой на экскурсии, которая ей очень понравилась. И подумала, что экскурсии – эта очень модная тема - бывают разные, и решила перевести их в телеформат. С помощью интернета, знакомых она стала искать лучших экскурсоводов в Москве. Так меня пригласили в телекомпанию ATV, где я познакомился с очень приятными москвичами, влюбленными в свой город и хотевшими сделать красивую, интересную передачу. Мы поднялись на крышу и записали пятиминутный мини-пилот, в котором я рассказывал эпизод из знаменитой книги Шмелева "Лето Господне", а действие его разворачивалось возле здания ATV. Этот пилотик послали на канал "Культура", где новый ведущий понравился, и нам разрешили снимать программу.

- Что вас побудило обратиться к армянской тематике, в результате чего в цикле передач о Москве появилась первая передача "Москва армянская", посвященная выдающимся деятелям армянской культуры, в разное время проживавшими и творившими в российской столице. А затем появился новый проект в рамках армянской тематики, который недавно представлен в двух ваших передачах на канале "Культура": "Ереван творческий" и "Армения Апостольская". Тем самым формат вашего проекта стал шире. Что вас подтолкнуло к новому контексту? И правда ли, что продюсер телекомпании АTV Кристина Лежанская, имеющая армянские корни, как-то этому поспособствовала?

- В рамках проекта "Пешком" мы делали фильмы о немецком, британском, французском, итальянском влиянии и соответственно о выходцах из этих стран, которые работали в Москве. Армянская диаспора здесь большая, и ее представители внесли огромный вклад в культуру России, Советского Союза, наши страны дружны, поэтому передача "Москва армянская" просто напрашивалась и была сделана с удовольствием. Когда Москва была нами практически отснята, появились предложения снимать в других городах. Мы снимали не только в России, но и в Польше, Белоруссии, Германии. Благодаря помощи наших друзей и, в частности, Кристины Лежанской, появилась возможность поехать в Ереван. А так как командировка получилась длительной, мы попросили у канала "Культура" разрешения на две серии. Первую серию мы посвятили выдающимся армянам, которые жили в Ереване, выделив тех, кто больше известен русскому слушателю, а вторую - христианским святыням Армении. Так появились две серии: "Ереван творческий" и "Армения Апостольская".

- Какими критериями вы руководствуетесь, разрабатывая маршруты своего путешествия?

- Поскольку программа авторская, а я еще и ее ведущий, все сценарии пишу самостоятельно. Готовясь к поездке, прочитал достаточное количество материала, посвященного Еревану, изучал творчество армянских поэтов. Передача длится 26 минут, а это не так много, поэтому выделить те личности, о которых мне хотелось рассказать, было несложно. Это Таманян, когда-то работавший в Москве и любимый мною архитектор, Сарьян, творчество которого тоже люблю и знаю, и Параджанов, ставший для меня откровением. Я смотрел его фильмы, но совсем не был знаком с его творчеством в качестве дизайнера и художника. И в какой-то степени сомневался, что сделанное им из подручного материала в 70-80-е годы, сегодня будет восприниматься так же. Но, когда я все это увидел, был просто потрясен.

Музей Параджанова - одно из самых ярких впечатлений о Ереване. Творческий посыл этого человека и сила его гения таковы, что все, сделанное им тогда и с любовью, толково представленное сейчас в музее, смотрится и сегодня как произведение искусства. Экспонируются настолько разные вещи, что я даже спросил директора музея Завена Саркисяна: "А чьи работы здесь еще выставлены?" Он удивился, сказав, что вот это работа одного молодого художника, а все остальное – работы Параджанова. Я был потрясен: коллажи я узнал, было понятно, что это Параджанов. Мне казалось, что здесь кроме работ Параджанова демонстрируются также произведения каких-то современных армянских художников. Оказалось, что это все очень разный и талантливый Параджанов...

А сложнее было с Арменией Апостольской. Но я читал исторические книги, готовился. И, надеюсь, достойно рассказал об этой части истории Армении. В Ереване к нам был прикреплен потрясающий историк и, естественно, я консультировался с ним тоже.

- Были ли какие-то импровизации, не предусмотренные сценарием коллизии?

- Импровизация на съемках есть всегда, потому что очень многие объекты я не видел, и никакие фотографии, никакие рассказы не заменят живого впечатления. Импровизация обычно бывает в деталях.

Естественно, я всегда расспрашиваю местных жителей о каких-то интересных фактах, историях. И вот, когда мы были у Дома правительства, который строил Таманян, мне показали портал перед главным входом в зал заседаний. С одной стороны, портал заполнен вырезанными фигурами, а с другой – они начаты, но недоделаны. Мне рассказали историю о резчике по камню, который ушел на войну и погиб. Когда возобновили строительство после войны, его товарищи-камнерезы решили в память о нем портал, который он начал резать, не заканчивать и оставить в таком виде.

Архитектура Армении для меня тоже была потрясением. Работа с камнем и Дом правительства, где каждая капитель другая, где великолепно обработаны национальные мотивы. И то, что я видел в подземном монастыре (имеется в виду Гегард. – Е.Г.), и то, что было сделано в XVI-XVII веках, а затем повторено в ХХ веке, но уже по-новому и так же прекрасно – вот это было для меня одним из откровений.

- Что осталось за кадром, о чем вам хотелось бы дополнительно поделиться со своими многочисленными зрителями?

- К сожалению, за кадром остались армянское гостеприимство и армянское застолье. Я подумывал о том, что, может быть, фильм разбить на блоки: один начинать с грозди винограда, другой – с граната, ну взять такую параджановскую тему, как он любил делать в кадре, – игру с предметами. Но это сложно организуемо и все-таки требует режиссерских ходов. Так как мы приехали маленькой командой, нам было сложно решать такие задачи. Нам показывали потрясающую ткацкую фабрику, где делают ковры, детские творческие центры, просто ресторанчики, очаровательно оформленные. И эти цветистость, декоративность, которые, кстати, были так свойственны Параджанову, к сожалению, остались за кадром. Фильм получился чуть более академичным, несколько сухим, чем я бы, может быть, сделал уже после завершившихся съемок. Но уверен, что через год мы снова приедем в Армению и появится еще один или два фильма. И они будут другими. Надеюсь, более звонкими.

- В одном из ваших "армянских" фильмов вы цитируете Мандельштама, который говорил, что он прожил в Армении полгода и получил один дополнительный день жизни, наполненный теплом и миром. А что получили вы, находясь на съемках в нашей стране?

- Ереваном я очарован. Это город-подарок. Город, который мне не просто понравился, - я его полюбил. Город, по которому приятно гулять, он - живой, абсолютно европейский. Такие красивые улицы с магазинами, с каким-то бизнесом, с бродящей толпой, с очень хорошими кафе-заведениями с невысокими ценами, для нас доступными, поэтому мы все, что хотели, попробовали.

У вас потрясающая архитектура 30-50-х годов, которую мы называем "сталинской". В Москве это сделано чуть по-другому. Некоторые здания из туфа удивительно теплого медового цвета и великолепная резьба по камню, и это вечно. Если наши московские сталинки осыпаются, то армянские стоят прочно.

Есть городские комплексы, достойные любой мировой столицы. Это удивительная овальная площадь с Домом правительства, Матенадаран. И Каскад, который для меня тоже был открытием. Каскад, мэрия, церковь, ворота в резиденцию Католикоса – это работы талантливого архитектора Джима Торосяна, оставившего глубокий след в истории архитектуры XX века. У вас большое количество хороших уникальных памятников. Они чуть чрезмерны, как армянский характер, праздничны, эмоциональны и качественны. Я практически не встречал плохих памятников, которые есть в других странах. Современная Германия не славится ими. В Москве очень мало хороших памятников. Все, что ставится в последние двадцать лет, не выдерживает критики. В Ереване памятники пластичные, современные...


Елена ГАЛОЯН


Источник: «Голос Армении»

Поделитесь с друзьями:



Предыдущая новость: Следующая новость:
Свободный Арцах: путешествие мечты
Свободный Арцах: путешествие мечты
Путешествия делают жизнь человека ярче и счастливее. Ученые,...
Карс, Ереван, Эрзерум, Эчмиадзин: Армения 17-18вв. на иллюстрациях европейских путешественников
Карс, Ереван, Эрзерум, Эчмиадзин: Армения 17-18вв. на иллюстрациях европейских путешественников
Иллюстрации из «Путешествия в Левант» Жозефа Питтона де Турнефорта...
До 20 века азербайджанцы не были участниками мировой истории
До 20 века азербайджанцы не были участниками мировой истории
Президент Азербайджана Ильхам Алиев 8 февраля заявил, что столица...

Мужеству ленинградцев
Я - Айвазовский, родом из Крыма
Армянские эскизы Ашота Джазояна
ФИЛЬМ
Руководитель "Нораванка" о прессе диаспоры и газете "Ноев Ковчег"
    Follow NovostiNK on Twitter Каталог Yerevan-city.com  
RSS