Топ Новое

АЗЕРБАЙДЖАН ВНОВЬ ИДЕТ НА ОБОСТРЕНИЕ В КАРАБАХЕ

7-08-2017, 21:00 Просмотров: Политика
Карабахский вопрос по-прежнему сохраняет напряженность в региональной повестке из-за диаметрально противоположных позиций Баку и Еревана. Азербайджан фактически вынужден был в мае 1994 г. пойти на подписание Бишкекского соглашения, поскольку потерпел сокрушительное поражение в развязанной им же войне против Нагорного Карабаха.

АЗЕРБАЙДЖАН ВНОВЬ ИДЕТ НА ОБОСТРЕНИЕ В КАРАБАХЕ


Гейдар Алиев, возглавив независимый Азербайджан, в 1993–1994 гг. предпринял безуспешные попытки стабилизировать фронт и развернуть наступление на южном направлении с целью установления контроля над потерянными тогда Лачинским и Кельбаджарским районами, составляющими стратегический коридор для связи Нагорно-Карабахской Республики с Арменией, а также при возможности прорыва Мегринского района для связи с Нахичеванью. Однако азербайджанские войска не только не решили поставленных задач верховного главнокомандующего, но и понесли серьезные потери в живой силе и технике. В итоге Азербайджан потерял еще 5 (часть Агдамского, Джебраильский, Зангеланский, Кубалинский и Физулинский) районов, всеобщая паника и дезертирство охватили тогда личный состав азербайджанской армии (характерен в этой связи пример сумгаитского батальона, оставившего в массовом порядке боевые позиции).

Президент Г.А. Алиев понимал, что дальнейшее продолжение боевых действий приведет к новым и значительным территориальным потерям (вплоть до линии Гянджа – р. Кура – р. Аракс), увеличению числа беженцев, росту сепаратистских настроений среди других этнических меньшинств (талышей и лезгин) и, наконец, к развалу азербайджанской государственности. В этих сложных условиях Алиеву необходим был временный мир, а также гарантии внешних сил по прекращению наступления Армии обороны НКР, что и вылилось в подписание Бишкекского перемирия, но не мирного договора.

Азербайджан при умелом руководстве Гейдара Алиева сконцентрировался на мирном развитии республики, сделав ставку на нефть и газ, стабилизацию экономики, жестокое подавление новых очагов этнического сепаратизма, расширение стратегического союза с Турцией, установление партнерских отношений с Западом и восстановление прагматичных связей с Россией.

По мере развития Азербайджана, роста валютных резервов и расширения внешних связей Баку начал техническое оснащение вооруженных сил, модернизацию армии и увеличил военный бюджет на миллиарды долларов. Все эти годы власти Азербайджана не отказывались от максималистских позиций в решении карабахской проблемы. Получив определенный перевес в вооружении, умело ведя дипломатические игры с Россией, осуществив при поддержке стран Запада (США и Великобритании) прорыв по формированию устойчивого территориального коридора для связи через Грузию с Турцией, реализовав энергетические проекты нефте- и газопроводов в обход России, Азербайджан стал ужесточать свою позицию по Карабаху.

Повышение градуса военной риторики и угроз, продолжение «снайперской войны» вдоль линии соприкосновения сил в зоне карабахского конфликта, предотвращение восстановления армяно-турецких отношений привело к апрельской войне 2016 г. Азербайджан предпринял очередную агрессию против Карабаха с целью прорыва линии обороны армянской стороны, проведения разведки боем и возврата части потерянных территорий. Однако и в этот раз Азербайджан, несмотря на значительное превосходство в военной технике, так и не добился стратегического перевеса. Ставка на блицкриг провалилась. Понеся серьезные потери в живой силе, Азербайджан смог получить контроль над парой высот на северном (мардакертском) и южном (джебраильском) направлениях.

Официальные власти Армении признали потерю территорий в «зоне безопасности» в 800 га, Азербайджан же утверждает об освобождении 2000 га. При этом военные круги Карабаха отмечают, что в результате апрельской войны армянская сторона лишилась контроля над двумя высотами вместе с частью нейтральной территории – порядка 350–500 га, что позволило противнику решить некие тактические, но никак не стратегические вопросы. Азербайджанская сторона в ходе «четырехдневной войны» потеряла бригаду спецназа, танковый батальон, летательные аппараты (боевой вертолет и несколько израильских беспилотников) и другую военную технику, а также от 300 до 800 солдат и офицеров.

Сам факт азербайджанской агрессии в апреле 2016 г., грубое нарушение соглашений о перемирии 1994 и 1995 г., факты вандализма и жестокого обращения с телами убитых армянских военнослужащих и мирного населения так и не получили адекватного и объективного осуждения международного сообщества, международного права и международных посредников. Попытки армянского омбудсмена представить факты издевательств в международных инстанциях не имели развития. Посредники ограничились лишь призывами к миру и прекращению боевых действий. Хотя в дипломатических кругах России, стран Европы и США прекрасно ориентировались в вопросе, кто начал войну, но из дипломатических соображений никто так и не заявил об этом. Азербайджан же, почувствовав собственную безнаказанность, стал более решителен в продолжении провокационной политики и шантажа.

В дипломатическом плане Баку постарался апрельской операцией показать мировому сообществу и основным посредникам Минской группы ОБСЕ, что не согласится со статус-кво НКР, требует вывода армянских войск из занятых районов, может отказаться от переговорного процесса и решить вопрос военным путем. Именно эти тезисы стали предметом бурной пропаганды азербайджанских СМИ и экспертного сообщества.

Вместе с тем, Азербайджан так и не подписал соглашений в Вене и Санкт-Петербурге весной и летом 2016 г. по соблюдению условий перемирия Бишкекского соглашения и размещению международных механизмов фиксации и расследования случаев нарушения режима прекращения огня на линии соприкосновения сил. Устами же своего посла в России Полада Бюльбюль оглы Баку заявил, что военные инциденты на линии соприкосновения будут продолжаться до тех пор, пока армянские войска не уберутся из оккупированных районов. Правда, непонятно в этой связи, зачем же посредникам и Армении говорить о «достигнутых соглашениях в Вене и Санкт-Петербурге»? Соглашений кого с кем, коль Баку не только не подписал предложенные документы, но и продолжает безнаказанно нарушать условия перемирия и выдвигать собственные неприемлемые для Степанакерта и Еревана условия вывода войск, возврата занятых районов и всего Карабаха?

Если же речь идет о договоренностях между странами-посредниками МГ ОБСЕ (Россией, США, Францией) и Арменией, то следует, во-первых, официально об этом заявить, во-вторых, начать процесс размещения соответствующих технических устройств наблюдения и фиксации фактов нарушения режима перемирия с армянской стороны, в-третьих, объявить о возможных санкциях в отношении нарушителя установленного режима. Но этого не происходит в силу то ли противоречивых отношений по данному вопросу между самими посредниками (в армянских СМИ это регулярно отмечается и Россия называется незаинтересованной стороной в реализации данного механизма, поскольку считает более эффективным размещение собственных миротворческих сил на линии соприкосновения), то ли дипломатического блефа посредников, то ли неэффективности самого механизма ввиду отсутствия соответствующей практики.

Предпринятая азербайджанскими вооруженными силами безуспешная попытка очередной диверсии в феврале 2017 г. и уничтожение управляемой ракетой израильского производства «Spaik» зарядного устройства ЗРК «Оса» Армии обороны НКР в мае 2017 г. говорят о том, что прогнозы американского разведывательного сообщества (в частности, директора Национальной разведки США Дэниеля Коутса) о вероятности возобновления военных действий в Карабахе по инициативе Азербайджана, переживающего не лучшие времена в экономике, могут иметь реальное воплощение.

Азербайджанские аналитические центры в этой связи отмечают, что война в Карабахе возможна при условии невмешательства России в ход боевых действий. Однако почему-то азербайджанские эксперты «забывают», что именно к Москве обращался Баку весной 1994 г. и 2016 г. по вопросу приостановления боевых действий в Карабахе и достижения перемирия, которое в Азербайджане называют «джентльменским соглашением».

Правда, в своем недавнем интервью агентству РИА «Новости» министр обороны Азербайджана Закир Гасанов заявил о победоносном шествии своей армии в ходе апрельских боев, которое якобы остановила Россия по просьбе Армении. В действительности же все обстояло наоборот – после фактора внезапности азербайджанского нападения и двухдневных боев, армянская армия перешла в контрнаступление и начала возвращать потерянные позиции. Но именно в этот момент Азербайджан заявил о готовности к прекращению боевых действий. Была ли эта ситуация заранее обыграна за столом международной дипломатии, получила ли Армения от посредников гарантии политических преференций в случае отказа от контрнаступления, стало ли это предупреждением Азербайджану о нецелесообразности возобновления войны и тактики блицкрига – об этом мы не узнаем. Оценивая последующие действия Азербайджана по нарушению режима перемирия, можно сказать: Баку учитывает мнение посредников, но продолжает свою военную авантюру.

Россия ни в 1991–1994 гг., ни в 2016 г. не вмешивалась в боевые действия на стороне армян. Так, очевидно, будет и впредь. Другое дело, что Россия поставляла вооружение и Армении, и Азербайджану (причем Баку приобрел в России значительное число современного наступательного вооружения и боевой техники).

Ильхам Алиев вряд ли стал бы давать санкцию на военные действия, если бы не был уверен в нейтральности России, с которой у Армении есть соответствующие военные соглашения о взаимопомощи. Баку также уверен, что и Запад не вмешается в военный конфликт на стороне Армении. Сказать, что министр обороны Азербайджана Закир Гасанов слишком самоуверен и не прислушивается к приказам президента Ильхама Алиева – также из области фантастики. К тому же всей своей паркетной карьерой от военкома в условиях первой войны до министра обороны в период второй войны Гасанов обязан лично Алиеву. Стало быть, приказы тому же Гасанову отдает Алиев, который при этом может консультироваться с лидерами других государств (например, Турции). Во всяком случае, пока только Анкара поддержала военный метод решения карабахского вопроса в пользу Баку.

Азербайджан, очевидно, понимает, что дипломатическим путем не сможет вернуть Карабах под свою юрисдикцию. В сухом остатке остается война как крайняя попытка оправдать власть в глазах оболваненного националистической пропагандой народа. Карабах ослепил разум ряда политиков и общества. Вряд ли смерть за Карабах является смыслом жизни не фанатичной части населения, никто с собой землю на тот свет не унес. Но реальность такова, что ненависть к армянам становится целью политического класса современного Азербайджана. Баку своими деструктивными действиями загоняет себя в тупик переговорного процесса и вероятного военного поражения.

В своем выступлении на первом заседании Национального Собрания РА 6-го созыва 18 мая 2017 г. президент Армении Серж Саргсян раскрыл некоторые скобки переговорного процесса по карабахскому урегулированию, признав за основу казанский документ. Тем самым глава Армянского государства отправил в архив секретариата ОБСЕ Мадридские принципы урегулирования карабахского вопроса 1997 г. как не соответствующие реалиям переговорного процесса и интересам армянской стороны.

Суть переговоров на основе Казанских принципов сводится к тому, что армянская сторона готова к изменению статус-кво в Карабахе, возврату части занятых территорий Азербайджану в ответ на проведение референдума народом Арцаха и признание его статуса независимости с сохранением территориального коридора для связи с Арменией. Азербайджан же, как отмечает Серж Саргсян, против такого сценария урегулирования, против независимости Карабаха и желает возврата всего и вся. Иными словами, если Мадридские принципы не устраивают Армению, то казанские предложения отвергнуты Азербайджаном.

Фактически на современном этапе переговорный процесс потерял концептуальную основу, обсуждать сторонам нечего. Июльская встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении Э. Мамедъярова и Э.?Налбандяна в Австрии в очередной раз показала бессодержательность политических переговоров. Официально в Брюсселе было заявлено, что посредники попросили глав внешнеполитических ведомств конфликтующих сторон сообщить своим президентам о целесообразности организации новой встречи глав государств в Нью-Йорке. Видимо, предложить, кроме встречи, больше нечего.

Учитывая же то обстоятельство, что весной 2018 г. Армения перейдет на парламентскую модель управления и главой исполнительной власти станет премьер-министр, сохраняется высокая вероятность передачи мандата ведения переговоров от армянской стороны Степанакерту. И тогда Азербайджану придется вести переговоры с лидером непризнанного Нагорного Карабаха. Но возврат в прошлое невозможен.

Именно поэтому Азербайджан рассматривает возможность военного пути решения конфликта и, соответственно, наращивает силы для новой агрессии. Армении и Карабаху придется в очередной раз принять вызов Азербайджана и на поле битвы развеять несбыточные планы противника.

Как поведет себя международное сообщество? Судя по выступлению шефа Национальной разведки США Д. Коутса, основные посредники Минской группы ОБСЕ не желают возобновления широкомасштабных военных действий, поскольку это не отвечает их национальным и региональным интересам. Запад вложил немало средств в энергетические коммуникации по транзиту азербайджанской нефти и газа с берегов Каспия на мировые рынки. Россия вряд ли пожелает нового очага военного конфликта вблизи своих границ (тем более на юге) и при условии, что одна из сторон конфликта является все же членом ОДКБ и ЕАЭС (а главное, в Армении размещается российская военная база и пограничники). Турция, несмотря на официальную однозначную поддержку Азербайджана в карабахском конфликте, в современный период вряд ли будет способна при наличии ближневосточного кризиса и угрозы курдского сепаратизма втягиваться в очередную военную авантюру на Кавказе.

Иран также не станет сторонником азербайджано-армянской войны вблизи своих северных границ в условиях кризисной ситуации в Сирии и возможности расширения конфликта с охватом иранского театра.

На ракетный удар Азербайджана по военному объекту Армии обороны НКР 18 мая 2017?г. основные посредники Минской группы ОБСЕ и МИД России впервые отреагировали адресно и заявили, что нарушившей условия перемирия и инициирующей эскалацию стороной в зоне карабахского конфликта явился Азербайджан, что вынудило армянскую сторону адекватно ответить. Случайно ли это синхронное заявление международной дипломатии? Заявление Минской группы и России означает, что военная эскалация в Карабахе не отвечает интересам ведущих держав, в противном случае Азербайджан не получит поддержки и может быть наказан не только армянской армией, но и международным сообществом различными санкциями.

В июле Азербайджан вновь совершил провокацию против Карабаха с применением РСЗО «TR-107» с позиции, размещенной в приграничном селении Алханлу. В ответ на это армянская сторона ответила несоразмерным ударом, в итоге чего погибли невинные люди (в частности, 2-летняя Захра Гулиева и ее бабушка). Мы приносим свои искренние соболезнования семье и близким невинных жертв карабахского конфликта. В чем вина ребенка и женщины, как долго может продолжаться безумие провокаций?..

Азербайджанские СМИ, естественно, эмоционально отреагировали на данный факт гибели гражданского населения, но при этом в политических интонациях растиражировали инцидент и спекулировали фотографией жертвы – малолетней девочки. Однако, чтобы исключить повторение подобных случаев, «доблестной» азербайджанской армии под командованием З. Гасанова важно прекратить провокации в виде обстрелов армянской стороны, в том числе с территорий близлежащих сел, ибо подобные акции будут порождать ответную реакцию.

Прагматизм и авантюризм всегда соседствуют друг с другом. Насколько прагматичными могут быть расчеты президента Ильхама Алиева и его генштаба по достижению военного реванша и победы в Карабахе, настолько же авантюрными способны проявить себя данные планы. В случае, если Азербайджан потерпит военное поражение от Армии обороны НКР, диспозиция сил по статус-кво может поменяться с очередными территориальными потерями. Переговорный процесс при этом не станет продолжительной баталией двух дипломатических ведомств.

Армения все время выжидает и пытается отсрочить возможность боевых действий. Данное поведение определяется не только вопросами переоснащения армии вооружением и техникой, нежеланием расширять «зону безопасности» на восток, но и несоразмерным ответом армянского политического руководства и военного командования на очередные острые военные провокации Азербайджана. В печати каждый раз после той или иной провокации армянская сторона заявляет о праве соразмерных контрдействий. Однако время проходит, но адекватные контрмеры не предпринимаются либо не являются «холодным душем», отрезвляющим Азербайджан. Так было со сбитым вертолетом Ми-24 в 2014 г., так происходит с ракетной атакой на ЗРК «Оса» в 2017 г. Гибель гражданских лиц вряд ли можно признать соразмерным ответом. В Армении почему-то боевые генералы оказываются под следствием и та же ПЗРК «Игла» применяется не по назначению. Что это? Расчет армянского руководства в надежде на обещания ведущих посредников, надежда на благоразумие противника, представления о шахматной партии со слабым соперником или же наигранный сценарий обычного провала?

Я крайне далек от мысли, что руководство Армении и Карабаха согласно на мир с уступкой территорий без статуса НКР. Президент С.А. Саргсян в очередной раз четко подчеркнул, что армянская сторона готова на компромиссы, то есть отдать часть территорий взамен на независимый статус Карабаха. Во всех других случаях Армения будет защищать национальную безопасность любой ценой, в том числе ценой новой войны.

Однако, чтобы слова не расходились с действиями, тому же Азербайджану все же следует продемонстрировать силовую соразмерность при каждой очередной провокации. При всем уважении к генералу Аркадию Тер-Тадевосяну (Коммандосу), армянам следует напоминать противнику не списки угроз с количеством в 12 объектов, а проводить решительные контратаки. И здесь прав экс-президент Роберт Кочарян, говоривший о необходимости мощного силового ответа на каждую вылазку Баку, дабы исключить всякую иллюзию о военном превосходстве. Тот же, кто планирует ударить по объектам военной инфраструктуры противника, как минимум, вслух об этом не говорит. Оппоненты могут возразить, что в случае решительного удара по важному объекту военного назначения в ответ на провокацию Баку это воспримет как начало войны. Может, и так, но война уже идет без всякого объявления. Периодически армянская сторона несет потери в живой силе. Во всяком случае, военный объект – это не гибель невинных гражданских лиц.

Итак, Азербайджан идет на обострение в Карабахе, чем же ответит Армения на поле боя и дипломатической арене? Возможно, Азербайджан и прав в том смысле, что не следует на очередные десятилетия затягивать решение карабахской проблемы, оставляя ее новым поколениям. Трудно возразить тому же министру иностранных дел Азербайджана Эльмару Мамедъярову, заявившему, что в дипломатии «переговоры ради переговоров не ведутся». Правда, чтобы переговоры не стали бесконечным процессом, сторонам следует предложить реальные варианты компромисса.

Раз армяно-азербайджанские противоречия перешли в состояние этнополитического (как отмечает эксперт haggin.az) конфликта, стало быть, нужно завершать этот конфликт либо политическим путем, либо же военным. Я не уверен, что новая война привнесет доверие между двумя народами, обществами и государствами, но, очевидно, надолго прекратит состояние «ни мира, ни войны», завершит продолжительный процесс «снайперской войны» и ежемесячное уничтожение молодых солдат и мирных жителей, вернет людей к обычной жизни.

Очередная война в Карабахе обещает быть более разрушительной, что, несомненно, подорвет на продолжительный период экономический и военный потенциал конфликтующих сторон и усилит возможности третьих сил по реализации собственных интересов в регионе.

Под «третьими силами», безусловно, имеются в виду ведущие державы – основные посредники Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху. Формально их интересы в карабахском случае совпадают, но в реальности – противоположны. Быть может, именно эта ситуация сдерживает Армению и Азербайджан от конструктивного диалога и достижения реального компромисса.

Так или иначе, Армения и Азербайджан с учетом своих возможностей и объективного потенциала еще долго будут оставаться в орбите интересов и влияния тех или других ведущих государств. Было бы лучше, если бы оба государства оказались в одной системе интеграции. Как отнесется Азербайджан к соответствующим российским инициативам – покажет недалекое будущее. Терпению России когда-нибудь тоже приходит конец. Однако при всех условиях возврата Карабаха в состав Азербайджана не будет.

Александр СВАРАНЦ, доктор политических наук, профессор


Источник: Газета "НОЕВ КОВЧЕГ"

Поделитесь с друзьями:



Предыдущая новость: Следующая новость:
Российского лжеполитолога Кузнецова защищает азербайджанский лжеадвокат Пашаев
Российского лжеполитолога Кузнецова защищает азербайджанский лжеадвокат Пашаев
Следственный комитет России вызвал работающего на интересы...
КАК РОССИЙСКУЮ ЖЕЛЕЗНО-ДОРОЖНУЮ КОЛЕЮ ХОТЯТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПРОТИВ РОССИИ
КАК РОССИЙСКУЮ ЖЕЛЕЗНО-ДОРОЖНУЮ КОЛЕЮ ХОТЯТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПРОТИВ РОССИИ
В Баку 22 июня 2017 года была проведена встреча руководителей...

Читайте также:

ГРИГОРИЙ АНИСОНЯН: КУЛЬТУРА ОБЩЕНИЯ С ПЕЧАТНОЙ ПРЕССОЙ СОХРАНИТСЯ
Диалог Культур: «Блеск граней легендарного семейства»
ФИЛЬМ
Руководитель "Нораванка" о прессе диаспоры и газете "Ноев Ковчег"
Воистину Земля круглая...
Видео музыкальное окно
Фоторепортажи
    Follow NovostiNK on Twitter Каталог Yerevan-city.com  
RSS