Суббота, 20 июля, 2024

Орган опеки их попросту «отфутболил»: кто и как в Армении отвечает за интересы детей

Вопросы защиты интересов детей крайне важны в социальной политике любой страны. Сложная ситуация в этой сфере требует глубокого понимания и адекватной реакции соответствующих структур. Кто и как в Армении занимается защитой прав несовершеннолетних - в нашем материале.

Читаемое
Вопросы защиты интересов детей крайне важны в социальной политике любой страны. Сложная ситуация в этой сфере требует глубокого понимания и адекватной реакции соответствующих структур. Кто и как в Армении занимается защитой прав несовершеннолетних — в нашем материале.
В Армении за защиту прав детей, их безопасность и благополучие отвечают несколько учреждений, включая органы опеки и попечительства. Это на бумаге. А на практике все они порой сталкиваются с проблемами, способными свести их эффективность к нулю.
Особенно явно это проявляется в ситуациях, требующих быстрой, четкой и адекватной реакции. Бюрократические препоны, неповоротливость системы и нехватка компетентных сотрудников приводят к тому, что дети не всегда (или не всегда своевременно) получают необходимую помощь.
Реальные истории, с которыми мы ознакомились, показывают, что компетентные органы часто бездействуют или просто разводят руками, едва столкнувшись с мало-мальски нестандартной ситуацией. Случай жительницы Нор-Норка Соны наглядно демонстрирует, что далеко не всегда судебное решение гарантирует эффективную защиту прав ребенка.

Когда решение суда — не неприкосновенно։ случай Соны

Сона развелась с мужем, когда их дочери был всего год. Суд установил порядок общения: каждый из родителей проводит с ребенком равное количество дней. Месяц назад Сона столкнулась с серьезной проблемой: ее дочь заболела, а отец не выполнял предписаний врача. Из-за ненадлежащего ухода с его стороны Сона не могла вылечить ребенка несколько месяцев. Вынужденно нарушив порядок общения ради здоровья дочери, Сона забрала ее, предупредив об этом судебного пристава. Однако ее бывший муж вовлек полицию, которая, основываясь на постановлении суда, помогла ему снова увезти девочку.
Для решения тупиковой ситуации в той же полиции женщине посоветовали обратиться в орган опеки и попечительства, в данном случае — префектуры Нор-Норка.
«Полиция не вправе менять порядок общения с ребенком, если есть решение суда», — пояснили в ведомстве.
Абсолютно такой же ответ Соне дали и в муниципальном органе опеки. Более того, там она столкнулась с целым ворохом новых проблем.
«Сначала я позвонила в префектуру, объяснила ситуацию. Мне ответили, что нужно написать заявление на месте и приложить к нему копию паспорта. Но вдруг выяснилось, что нужно собрать еще кучу документов, без которых заявление не рассматривается», — рассказывает жительница Еревана.
Вся эта волокита затягивала лечение ребенка.
Прокомментировать ситуацию мы попросили непосредственно Минсоцтруда. Начальник отдела по проблемам детей Анаит Ованнисян подчеркнула, что органы опеки обязаны адекватно реагировать на изменение ситуации. В данном случае, когда речь идет о здоровье ребенка, относиться к судебному решению догматично не только нецелесообразно, но и неправильно.
«Даже если есть решение суда, определяющее порядок общения с ребенком, это вовсе не означает, что никто не вправе вмешиваться в данный вопрос. Ведь могут возникнуть новые обстоятельства. Если гражданин обращается с таким вопросом, соцработник должен приехать и лично ознакомиться с ситуацией, поговорить с родителями, пообщаться с ребенком и решить вопрос», — пояснила она.
Ованнисян также отметила, что специалисты органов опеки вправе содействовать оспариванию судебного решения, если компромисс между родителями не достигнут. Социальные работники могут действовать по своему усмотрению в интересах защиты ребенка.
Эксперт по защите прав детей Давид Тумасян, в свою очередь, указал, что в таких случаях полиция имеет полное право вмешаться, так как отказ родителя лечить ребенка классифицируется как насилие.
В то же время некомпетентность полицейских не снимает вопроса о халатности органов опеки в истории с ребенком Соны.
Отметим, что благодаря настойчивости женщины и содействию полиции ей все же удалось заставить отца ребенка заняться здоровьем дочери: девочка выздоровела.
Но случай Соны и ее ребенка — не единственный. Встречаются, к сожалению, и похуже.

Случай Рузанны

После развода Рузанна, мать троих детей, столкнулась с тем, что ее бывший муж и его мать оказывали на детей психологическое давление. Суд постановил, что дети должны жить с отцом, а Рузанна имеет право на встречи и общение с ними. Однако на практике отец и его мать запрещали детям видеться с Рузанной и устраивали им скандалы.
Обратившись за помощью в органы опеки префектуры Нор-Норка, Рузанна не получила необходимой поддержки, несмотря на очевидное психологическое давление на детей. Хотя и тут социальные работники имели полное право вмешаться и попытаться помочь матери. В реальности же они просто бездействовали.

Некомпетентность и дефицит ресурсов

Мы обратились в мэрию Еревана, чтобы узнать, как Управление по вопросам детей и социальной защиты следит за работой органов опеки. Выяснилось, что орган опеки имеет статус независимой комиссии: то есть не подлежит контролю со стороны каких-либо структур.
«Управление не мониторит деятельность органа опеки, а лишь оказывает ему методологическое содействие», — пояснила начальник Управления Лусине Ованнисян.
Таким образом, результат работы во многом зависит от личностного фактора: если сотрудник добросовестный, проблема будет решена, если нет – значит нет.
В случае если орган опеки не решает проблему, граждане могут обратиться непосредственно в мэрию.

«Государство обеспечивает защиту детей на трех уровнях: префектур, мэрии и Министерства труда и социальных вопросов. Если проблему не удается решить на первом уровне, можно обратиться в мэрию, в Управление по вопросам детей и социальной защиты», — объясняет Лусине Ованнисян.

Мэрия получает множество жалоб на работу органов опеки. В ответ на это предложены поправки в Семейный кодекс, чтобы начать контролировать их деятельность. Сейчас, когда поступает жалоба, эксперты обсуждают проблему с сотрудниками органов опеки, но письменный ответ граждане получают от префектуры.
«В особо тяжелых случаях орган опеки информирует нас, отправляет кейс, и мы тоже участвуем в решении проблемы», — добавляет Ованнисян.
Она отмечает, что, несмотря на готовые институциональные решения и широкие полномочия органов опеки, им часто не хватает квалифицированных сотрудников и ресурсов. Все это крайне негативно сказывается на эффективности работы.

Насколько эффективно взаимодействуют друг с другом государственные и частные структуры по защите детей?

По мнению Давида Тумасяна, государственные структуры, НКО и частные организации, занимающиеся проблемами детей, в целом сотрудничают друг с другом. Однако эффективность этого взаимодействия зависит от компетентности и загруженности ответственных лиц, что часто приводит к низкой результативности.
Тумасян отметил, что Министерство труда и социальных вопросов обновило закон «О правах ребенка», который теперь называется «О правах и системе защиты ребенка». Внесены изменения в Семейный кодекс, направленные на улучшение этой сферы. Поправки устанавливают единые критерии для всех структур, работающих с детьми. Если частная организация не соответствует этим критериям, она не сможет продолжать свою деятельность.
Закон о детях, принятый в 1996 году, ранее менялся лишь поверхностно. Новый закон, разработанный при участии экспертов ЮНИСЕФ, готов и скоро вступит в силу.
Подводя итоги, можно сказать, что проблемы, с которыми сталкиваются органы опеки и попечительства в Армении, требуют срочных реформ и улучшения координации между различными структурами. Необходимы меры по усилению контроля над самими органами опеки. Поправки в Семейный кодекс позволят мэрии Еревана осуществлять мониторинг их деятельности, что в теории должно повысить уровень ответственности сотрудников. Однако важно, чтобы новые законы и поправки были не только приняты, но и эффективно внедрены на практике.
Мы будем следить за тем, приведут ли реформы к реальным улучшениям и еще вернемся к этой теме.

Лилит Арутюнян

- Advertisement -spot_img
Последние Новости

Уступать Азербайджану Армении больше нечего

Заявления представителя Госдепартамента США о необходимости "сложных компромиссов" в первую очередь адресованы Азербайджану. Упомянув в этом контексте обе стороны, Мэтью Миллер, полагаю, исходил исключительно из дипломатической этики. Подобное мнение выразил NovostiNk.net политолог Роберт Гевондян.

Похожее