Суббота, 20 апреля, 2024

Релоканты в Армении: вчера, сегодня, завтра

Ранней весной прошлого года в Ереване появилось множество граждан России, в основном молодых. Как оказалось, это были релоканты. Загадочный термин поставил нас в тупик.

Читаемое

Ранней весной прошлого года в Ереване появилось множество граждан России, в основном молодых. Как оказалось, это были релоканты. Загадочный термин поставил нас в тупик. Вскоре стало ясно что это люди, которые по разным причинам переезжают на новое место, часто в другую страну, из-за работы. Релоканты стали частью нашей жизни и заметно разнообразили, и освежили армянское пространство. Прошло 2 года, их стало заметно меньше… Предлагаем отрывки из статей о наших релокантах, а также из блиц-интервью «НВ».

Мобильные релоканты и рост экономики

То, что россиян на улицах Еревана убавилось, замечают все. Сверить эти догадки с цифрами въезда-выезда в страну сложно, так как релоканты очень мобильны (сегодня уехали — завтра могут вернуться). Можно сделать несколько косвенных оценок, одна из которых – доходы банков от комиссий за обслуживание сделок. В 2022 году эти доходы у банков выросли в два с лишним раза, так как они обслуживали десятки тысяч релокантов, которые совершали здесь огромное число сделок: либо переводили деньги в Армению для обустройства, либо получали (и получают) зарплаты из-за рубежа. За первые три квартала 2023 года доход от комиссий у банков вырос примерно на 4,5% (по сравнению с тем же периодом 2022 года), составив около 52 млрд драмов (около $130 млн). Если сравнивать с январем-сентябрем 2021-го (когда притока релокантов еще не было), выручка от комиссий выросла почти в два с половиной раза. Правда, есть одна оговорка — за 4-й квартал данных пока нет, а именно в то время приток россиян в Армению, судя по отзывам, ослаб. Как отмечает руководитель инвесткомпании Pragmatos Capital Станислав Скрипниченко (который сам недавно переехал из Еревана в Дубай), с октября 2023-го запросы от потенциальных клиентов об открытии бизнеса, банковских счетов и переводу денег на них резко сократились. С ноября заметно какое-то оживление, но несопоставимое с предыдущими объемами. Многих отпугивал и информационный фон вокруг Армении в российских СМИ, добавил он. Конечно, есть и причины, не связанные с этим: так или иначе армянский финансовый рынок невелик. Общеизвестно, что Дубай – это крупный финансовый хаб, и если в Армении клиент с 200 тысячами долларов – это богач, то в Дубае на такого посмотрят с сочувствием. Это, конечно, шутка, но с долей правды. Армения привлекательна для россиян тем, что банковские счета здесь отрывают легче, чем во многих других странах. Проблема в том, что комиссии за сделки здесь выше, чем не только России, но и Грузии, Киргизии и даже Эмиратах (хотя сами счета открыть намного легче), заметил Скрипниченко.

Граждане и юрлица

По словам уже бывшего министра экономики Вагана Керобяна (уволен 14 февраля с.г.), в 2022 г. в страну переехало около 110 000 российских граждан, открылось около 2500 юрлиц с российскими участниками, не считая около 4000 бизнесов, зарегистрированных в форме ИП. В топ-20 IT-компаний, крупнейших налогоплательщиков Армении, вошли несколько недавно открытых фирм, связанных с Россией. И до массового прихода россиян, IT-сектор Армении в течение последнего десятилетия прибавлял в объеме 23% в год. На трехмиллионную страну уже есть свои «единороги». У одного из них — разработчика облачной платформы для proptech-компаний ServiceTitan, оценка свыше $9 млрд. У второго — редактора фото и видео Picsart — $1,5 млрд. В последний год все чаще в статьях встречается фраза «налоговый рай для IT-компаний». А Forbes Asia предрекает Армении роль следующего технологического хаба планеты. Популярность Армении среди айтишников можно объяснить тем, что местные власти еще в 2015 году снизили для IT-сектора налоги. В стране хорошо обстоят дела с нетворкингом, все открыты к диалогу. К примеру, в одном из Telegram–каналов «Economy of Armenia» аудиочаты с пользователями проводит министр экономики.

Рубен Ениколопов, экономист, бывший ректор Российской экономической школы, профессор университета Pompeu Fabra в Барселоне: «Средний срез людей, которые уезжают сейчас из России, это люди с очень высоким человеческим капиталом, от которого любые страны, включая Европу и Америку, получили бы огромную выгоду. В Армении (в отличие от большинства других стран) изначально положительное отношение и к российскому государству, и к россиянам. Сейчас немножко меняется в сторону негативного отношения к российскому государству, но это не транслируется на простых россиян. Они явно к этому не имеют никакого отношения. Сочетание всех этих факторов действительно приводит к тому, что на данный момент страна наиболее дружелюбно настроена к тому, чтобы принимать людей, приехавших из России. Армения всегда была и остается одной из самых моноэтничных стран. То есть 97% местного населения — армяне, и испугаться того, что приедет много русских и они подорвут какую-то культуру, просто невозможно представить.

Армянская экономика выросла в 2022 году на 10% больше, чем ожидалось. Именно во многом из-за приезда россиян. Другой вопрос, что в каком-то смысле это и вызов для страны, потому что очень сильно выросли цены. Квартирный вопрос теперь портит не только москвичей, но и ереванцев. Но это нормальная экономическая ситуация: растет спрос, платежеспособность, поднимаются цены. Но интересно и то, насколько это долгосрочная история. Действительно, люди с очень высоким уровнем человеческого капитала, которые приехали в Армению, становятся залогом долгосрочного развития страны. Большая цель, озвученная в армянском правительстве: удержать максимальное количество людей, которые сейчас приехали в Армению. Это не та история, как там условно какими-то беженцами, которые обычно обсуждают в средствах массовой информации, как бы от них избавиться. Это прямо противоположная ситуация, в которой основной целью правительства является сделать так, чтобы максимальное количество этих людей осталось».

Артавазд Минасян, соучредитель стартапа Кrisp: «Кrisp — это армянский стартап, придумавший технологию подавления шума во время онлайн-звонков и конференций на базе искусственного интеллекта. Стартап сильно вырос во время пандемии, так как многие тогда начали переходить на удаленную работу. В 2020-м компания в 20 раз увеличила количество активных пользователей. Тогда американский Forbes называл Krisp одной из 50 самых многообещающих компаний, которые занимаются искусственным интеллектом в США. Если вы хотите начать технологический бизнес, Армения является идеальным местом для этого по трем причинам. Во-первых, у нас есть развитая технологическая экосистема, которая имеет очень прочные связи с Кремниевой долиной, потому что там большая армянская диаспора. Во-вторых, здесь сравнительно легкий доступ к капиталу. Если вы собираетесь основать технологическую фирму и нужно искать финансирование, вы сможете получить его благодаря разным государственным программам. И от венчурных фондов и ангелов. После марта 2022 года: в страну приехало много россиян и украинцев, технологическая экосистема выросла в два раза. Около трети сотрудников сервиса являются учеными, поэтому у нас лучшая в мире технология шумоподавления для онлайн-звонков.

В Армении сейчас есть огромная проблема в области науки. Количество наших ученых сократилось с 30 000 в 1988 году до 4000 сейчас. Это 90%-ное сокращение за 30 лет. И нам сейчас нужно больше инвестировать в науку. В прошлом году общие расходы правительства Армении на науку были увеличены на 50%, но я считаю, что нам их нужно увеличить как минимум в четыре раза в ближайшие 5 лет, чтобы просто не дать нашей науке умереть. Расходы на науку должны составлять не менее 1% ВВП. Сегодня это около 0,23%. Но если сравнивать, скажем, с развитыми странами, такими как Израиль, США, европейские страны, которые тратят около 1-1,5% своего ВВП на науку, 0,23% — это жалкая цифра. В Армении старший инженер, думаю, получает около $50 000–60 000 в год. Если сравнивать с Европой, то там было бы $80 000–90 000, а в Кремниевой долине — $180 000. Но нужно также учитывать и стоимость жизни, которая в Армении намного дешевле. Таким образом, то, что вы можете сделать $60 000 в год в Армении, это намного больше, чем в Кремниевой долине с $180 000. Это одна из причин, по которым не так много людей покидают армянскую технологическую экосистему».

Образцовая команда Move2Armenia

Независимый канадский Институт Фрейзера в 2022 г., составляя рейтинг стран по уровню экономической свободы, поместил Армению на 11-е место среди 165 стран, назвав ее одной из наиболее комфортных для бизнеса. Действительно, большинство предпринимателей могут воспользоваться льготными налоговыми режимами, а IT-стартапы и микробизнес вообще не платят корпоративных налогов. Те же, кто не подпадает под упрощения, как минимум не сталкиваются с усложнением: армянское правительство делает шаги навстречу бизнесу — как местному, так и приехавшему российскому. Последний, в свою очередь, не устает хвалить бизнес-климат в стране и отсутствие административного прессинга.

«Все предприниматели-релоканты, с которыми мы общаемся, удивляются, что здесь очень простой и прозрачный процесс: приходишь, регистрируешь ИП — и всё, ты открылся и работаешь. Оказывается, людям можно не вставлять палки в колеса», — говорят в команде Move2Armenia, которая помогает приезжающим в Армению адаптироваться к местным реалиям быта, работы, учебы и бизнеса. Move2Armenia основали трое армян-репатриантов, переехавших сюда из России несколько лет назад. Один из них, Гарри Гаранян, рассказывает: «Столкнувшись со всеми тяготами переезда, мы поняли, что это большой труд и что в Армении не хватает сервисов, которые делали бы этот путь легче». Тогда в партнерстве с армянским меценатом и социальным предпринимателем Рубеном Варданяном Гарри с напарниками задумали Move2Armenia. Организация открылась в январе 2022 года — незадолго до начала СВО и тысячам релокантов понадобилась такая помощь.

Офис Move2Armenia находится в центре Еревана. Из 3 млн человек, населяющих Армению, больше трети живут в столице; здесь же осело большинство российских релокантов. Переехать и перевезти бизнес им помогает множество местных компаний — как частных, так и государственных, но проект Move2Armenia стал настоящим микрокосмом для мигрантов: помимо консультаций его команда проводит ярмарки вакансий, маркеты, фестивали, курсы по армянскому языку и истории Армении. Также проект запустил сайт, соцсети, сервис по поиску работы и платформу для поддержки малого бизнеса.

«У нас есть перекос в русскоязычный контент, потому что у нас в основном русскоговорящая команда и чаще всего к нам обращаются релоканты из России, — рассказывает пиар-менеджер Мария, сама переехавшая в Ереван в марте 2022 года. — Но в итоге все наши социальные мероприятия и весь полезный контент, который мы генерируем, помогают и местным». На дизайнерских маркетах, которые команда Move2Armenia стала проводить в Ереване, больше половины посетителей местные, да и большинство продавцов — армяне, а не релоканты. Та же ситуация с ярмарками вакансий. «Мы изначально делали их для переехавших, а в итоге местные тоже пришли искать работу», — говорит Гарри. Кроме того, его организация устраивает для релоцировавшихся предпринимателей бизнес-дни, где их погружают в специфику местного предпринимательства, налоговой системы и маркетинга. На лекции и консультации приходит и местный бизнес — послушать и познакомиться с приехавшими. Одной из первых задач, которую команда Move2Armenia поставила перед собой, стало создание онлайн-каталога армянских компаний в сфере услуг: магазинов, банков, автосервисов, детских садов. «Тут рынок не цифровизирован, и это оказалось проблемой. У компаний часто нет сайтов или соцсетей, либо информация не обновляется годами. Мы в России привыкли к другому формату: люди приехали с запросом на более быструю и удобную инфраструктуру, — объясняет Мария. — В этом смысле мы много сделали для цифровизации рынка». Они с коллегами уточнили адреса и режим работы сервисов, наняли фотографа, который отснял локации, и создали единый городской справочник с актуальными данными.

«Армянские сервисы, начиная с банковских приложений и заканчивая сайтом миграционной службы, оставляют желать лучшего, — говорит Александр, переехавший в Ереван из Москвы в марте прошлого года. — Год назад они вообще выглядели как российские десятилетней давности». Александру 35 лет, 17 из них он проработал в IT и до релокации занимался управлением IT-сервисами. «Когда я сюда переехал, они и слова такого не знали: сервис-менеджер. Я не смог здесь не то что найти вакансию, я им продать свою специальность не смог!»

Александру пришлось откликаться на что-то похожее, и в итоге он устроился в один из крупнейших банков в Армении — туда целенаправленно набирали команду русскоговорящих релокантов. Теперь он занимается IT- и бизнес-аналитикой, подтягивая местную банковскую инфраструктуру до привычного, в том числе ему самому, уровня.

«За год мы обновили сайт и мобильное приложение, планируем обновить интернет-банкинг. Сервис стал удобнее: делаешь меньше кликов, тебе понятнее и комфортнее, — рассказывает Александр. — И это не только у нас: за год везде стало заметно лучше. На сайтах всё нужное теперь на виду, больше не надо копаться в этой десятикратной вложенности а-ля 2000-е. Мой мобильный оператор недавно обновил приложение, и теперь там наконец можно проверить баланс. Наш банк тоже довел до ума мобильный банкинг, и сейчас я оплачиваю через него всю коммуналку, как привык в Москве. В прошлом году я платил на почте по бумажке, наличными».

Александр считает, что именно релокация повлияла на рост качества внутренних сервисов: за счет приезжих на них появился больший спрос, и местным компаниям стало проще окупать хороших специалистов и инвестиции в развитие. «Потребительские привычки у приехавших отличались, и, видимо, их количество оказало на рынок критическое влияние», — заключает Мария из Move2Armenia. Впрочем, сами армяне не вполне согласны. Гарри Гаранян напоминает, что россияне просто не умеют пользоваться армянскими каналами распространения информации — например, для местных функции городского справочника выполняют армяноязычные группы в фейсбуке. «Да, с притоком россиян жизнь стала меняться в плане всяких удобств, но во многом техническое развитие Армении не связано с релокантами», — говорит Наира, руководитель IT-проектов в Ереване. Наире 36 лет, она родилась и выросла в Москве, но в 2020 году после войны в Арцахе вернулась на родину. «С Москвой, наверное, не сравнишь, но у нас всегда была достаточно развитая страна», — считает она.

Армения действительно славится продвинутой сферой информационных технологий и состоявшимся IT-сообществом. В стране много офисов западных IT-компаний, развита образовательная среда, а специалисты получают высокие зарплаты и платят низкие налоги. В том числе поэтому с началом войны в Украине сюда, по выражению главы Центробанка Армении, хлынул поток «талантливых, хорошо образованных» айтишников из России — только на сентябрь страна приняла более 50 тысяч российских IT-специалистов. Но и без релокантов онлайн-сервисы в Армении уже давно активно развиваются. Так, несколько лет назад появилось единое приложение, где можно занять электронную очередь не только в госучреждения, но и в банки, частные клиники и салоны красоты — такого нет даже в Москве. Помимо обычной службы доставки, в Армении есть глобальная: сюда быстро и по приемлемой цене присылают товары прямиком из США, Англии, Италии, Дубая.

Релоканты шутят, что Армения — это хаб, упакованный в деревеньку: «Расстояние до Нью-Йорка, Токио, Берлина здесь гораздо короче, чем мы привыкли». «Еще многие приезжие удивляются, как здорово здесь оцифрована бюрократия, — рассказывают в Move2Armenia. — Например, почти нигде не требуют оригиналы документов, подойдет скан. Документы можно дослать по электронной почте, на нее же приходит ответ от госорганов. Для русских это шок». «Здесь всё было, и по мировым меркам даже выше среднего, — вспоминает Гарри Гаранян. — Но по сравнению с российскими приложениями да, есть куда расти».

Например, релоканты привезли с собой доставку от Яндекса, и местные рады, что появляется всё больше мест, откуда можно заказать еду на дом.

«Недавно один ресторатор рассказал, что самый большой приток заказов теперь идет через Яндекс Доставку, потому что там заказывают русскоговорящие. Вероятно, армяне просто не привыкли пользоваться такими сервисами, им проще сходить в магазин в соседнем доме, — рассуждает Мария. — А мы переехали с привычкой и с уже установленным приложением. Мы готовы тратить на это деньги, для нас это часть жизни». Видимо, такая же, как и потребность оставлять в интернете отзывы и оценки любым заведениям вплоть до продуктовых магазинов: эту привычку релокантов, например, уже высмеяли армянские комики.

(С сокращениями)

Гуд бай, Армения?

Вот что сказали релоканты корр. «НВ», опрошенные на улицах Еревана

Анна, 28 лет, домохозяйка: «…Я чувствую себя комфортно, безопасно, и уверенно в Армении, но лишь потому, что у мужа стабильная, хорошо оплачиваемая работа. Мы планируем жить в Армении ещё пару лет, но потом хотим уехать. Поскольку жить здесь очень дорого, а особых перспектив в Армении для профессионального роста власти, увы, не создают».

Алексей, 41 год, программист: «Особых проблем и трудностей у меня в Армении не было, и я чувствую себя здесь в полной безопасности. По одному из рейтингов Армения входит в число самых безопасных стран мира. В плане комфорта меня тоже всё устраивает. Впрочем, есть один момент: отсутствие друзей, и родственников рядом. Но я постараюсь это исправить, найдя друзей в Армении. В России у меня есть незавершённые дела, и в любом случае туда надо слетать. Впрочем, потом я обязательно вернусь в Армению, поскольку мне здесь очень нравится.

Федор, 18 лет, доставщик едыМне здесь вполне комфортно: за всё время пребывания в Армении я ни разу не чувствовал, что моим жизни или здоровью что-то угрожает. Пока я остаюсь в Армении, но, возможно, года через 2-3 уеду в другую страну.

Андрей, 31 год, кинолог: Я собираюсь жить в Армении и дальше, потому что полюбил эту страну и планов уехать нет.

Источникnv.am
- Advertisement -spot_img
Последние Новости

Лавров: всем «госпожам Санду» и тем, кто хочет увести Армению, РФ желает прозрения

Россия желает всем «госпожам Санду» и тем, кто хочет увести Армению куда-то, прозреть как можно раньше. Об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Похожее