Топ Новое

Если бы да ОДКБы

3-12-2020, 17:07 Просмотров: Политика
3 декабря 2020, 17:07 - NovostiNK
Если бы да ОДКБы


Как Владимир Путин побыл и с Николом Пашиняном, и с Александром Лукашенко и чего всем это стоило

2 декабря президент России провел саммит стран ОДКБ, на котором встретил общих любимцев — Никола Пашиняна и Александра Лукашенко, продемонстрировавших и здесь, в виртуальном пространстве, уверен специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, свои самые яркие качества. Из-за которых их народы так и страдают.

ОДКБ штормит как никакую другую структуру на пространстве бывшего СССР. Казалось бы, саммит интересен участием в нем в основном премьер-министра Армении Никола Пашиняна, который в ходе войны с Азербайджаном возлагал, говорят, особые надежды именно на ОДКБ, не обратившую в конце концов должного, а вернее, даже никакого внимания на его самые отчаянные чаяния. И теперь, конечно, было интересно послушать противоречивого лидера армянского народа.

А также, без сомнения, Александра Лукашенко (хотел написать, лидера еще одного народа, который входит в структуру ОДКБ, еще до коронавируса производившую впечатление виртуальной, но тут я вовремя спохватился: какой же он лидер?).

Был здесь и и. о. президента Киргизии Талант Мамытов, представитель страны, пережившей в отличие от соседей к тому же полноценную смену власти.

В общем, здесь было, казалось, все, чтобы хоть один саммит ОДКБ хотя бы чем-то наконец-то запомнился.

При этом сначала выступил сам Владимир Путин — как хозяин виртуального саммита.

— Обстановка на пространстве, входящем в сферу ответственности ОДКБ, складывалась не без проблем и в целом была неспокойной,— доложил коллегам Владимир Путин.— Имею в виду вспыхнувший в сентябре вооруженный конфликт в районе Нагорного Карабаха с участием государства—члена ОДКБ, а также послевыборные события в Белоруссии, которая столкнулась с беспрецедентным давлением извне, и внутриполитическую ситуацию в Киргизии тоже имею в виду.

Президент России поискал глазами на экране компьютера картинку с изображением Никола Пашиняна — и нашел ее…

— Всем хорошо известно, что потребовались активные посреднические усилия России, чтобы остановить кровопролитие в зоне нагорнокарабахского конфликта, добиться полного прекращения огня и начать процесс стабилизации…— обратился он к премьеру Армении.— В настоящее время трехстороннее заявление России, Армении и Азербайджана от 9 ноября последовательно реализуется. На линии соприкосновения и вдоль Лачинского коридора размещены российские миротворцы.

Владимир Путин дал возможность коллегам выступить — и до этого ему пришлось дополнительно объяснить, почему первым, кому он предоставил слово, оказался Никол Пашинян, а то, без сомнения, любое слово (предоставленное или даже данное другому лидеру) или тем более его отсутствие обязательно было бы использовано против него:

— Предлагаю выступить всем коллегам, всем лидерам государств—членов ОДКБ в порядке русского алфавита по названию страны. И первым предоставляю слово премьер-министру Республики Армения Николу Воваевичу Пашиняну. Пожалуйста, Никол Воваевич.

— Спасибо, Владимир Владимирович,— благодарил его армянский премьер.

Они просто раскланивались друг с другом, словно заранее опасаясь, что кто-нибудь, не дай бог (а он у Владимир Путина и Никола Пашиняна более или менее один, хотя и, строго говоря, не един, а скорее идентичен), не заподозрил их пусть даже в подспудном проявлении несоюзнических чувств.

— Последние два месяца для армянского народа стали периодом противостояния…— произнес Никол Пашинян.

И тут звук его голоса начал предательски пропадать, так что стало казаться, что, может, его по привычке еще с войны глушит на самом интересном месте противник, то есть азербайджанские военные, как только о них, собственно говоря, и заходит речь.

— Извиняюсь, тут технические проблемы,— со странной застенчивостью посмотрел Никол Пашинян на Владимира Путина.

То есть у него и тут ничего не получалось.

— Да, мы слышим,— кивнул президент России.

Надеюсь, он имел в виду не то, что все слышат, что у армянского премьера технические проблемы, а что его все-таки, несмотря ни на что, слышат (хотя это было ведь не так).

— Азербайджан, поддерживаемый Турцией и террористами-наемниками из стран Ближнего Востока, развязал войну против армянского народа…— продолжил было Никол Пашинян, но тут был окончательно заглушен и даже, казалось, оглушен.

При этом он вдруг неожиданно начал доставать из карманов пиджака какие-то вещи. И если приглядеться, было видно, что это не что иное, как мобильные телефоны — один и другой (и, скорее всего, не последний).

Таким образом, Никол Пашинян все это время заглушал сам себя. То есть он просто не выключил эти телефоны перед началом своей речи, и ему элементарно позвонили на один из них.

Премьер-министр Армении украдкой, чтобы не видела камера, отодвинул телефоны по правую руку от себя — он не хотел сейчас засветиться перед коллегами, так как это все выглядело немного позорно. Но на той стороне провода был нормальный и даже вежливый человек, который не понял с первого раза проблем со связью и перезвонил, конечно. Так телефон задребезжал уже прямо на столе, а телефон опять как будто заглушил враг. А Никол Пашинян даже закрыл телефон рукой на всякий случай — похоже, от непонимания, что же еще ему сейчас сделать, чтобы все это наконец уже кончилось.

Да, с таким отношением к современным средствам связи войну XXI века не выиграть.

Все-таки кто-то справа, на кого Никол Пашинян успел бросить испепеляющий взгляд, в конце концов выключил, видимо, все же этот проклятый телефон, и премьер-министр Армении поделился с окружающими другими своими проблемами и методами их решения:

— Как вам известно, посредническими усилиями Российской Федерации удалось остановить военные действия и договориться о мерах по деэскалации ситуации (наверное, и телефон должен был заставить замолчать прежде всего господин Путин.— А. К.).

Уже более трех недель, как прекращены военные действия. В зоне конфликта дислоцированы российские миротворцы. Однако на сегодняшний день мы все еще имеем ряд неотложных задач.

Русский язык Никола Пашиняна оставлял желать лучшего. Задачи ему надо было все же не иметь, а решить. А иметь он мог проблемы. Но дело, конечно, было не в этом. Суть с тех пор, как он начал доставать телефоны изо всех карманов, оставалась непростой:

— Во-первых, это вопрос об обмене военнопленными, заложниками, другими удерживаемыми лицами, а также телами погибших и выяснение судеб пропавших без вести. Это вопросы, не терпящие отлагательства. Армянская сторона готова интенсифицировать свои действия по ускорению этого процесса и повышению его эффективности. При этом необходимо исключить случаи применения насилия к военнопленным и удерживаемым лицам и унижения их достоинства.

После этого Никол Пашинян произнес уже по-настоящему настораживающую фразу:

— Во-вторых, это создание условий для возвращения арцахцев в свои дома, восстановление нормальной жизни в Нагорном Карабахе. Люди должны быть уверены, что они находятся в безопасности и могут продолжать жить на своей земле.

Несколько десятков тысяч арцахцев уже вернулись в свои дома, и мы прилагаем все усилия для того, чтобы помочь и поддерживать наших соотечественников.

Уж лучше бы фразу о том, что надо создать условия «для возвращения арцахцев в свои дома», заглушил еще один его телефон, который он, уверен, все-таки где-то на теле еще припрятал. Ведь он не мог не понимать, как ее могут истолковать и по ту, и по другую сторону этого перемирия. Может, он говорил об арцахцах, ушедших из районов, которые теперь находятся под контролем азербайджанцев, а вернее, просто снова, спустя 30 лет, принадлежат им?

Как азербайджанцы возвращаются на покинутые армянами земли
Ведь именно так эту фразу могут истолковать, например, армяне, которые ушли из этих районов,— и бессмысленная надежда опять будет мучить их и сводить с ума еще больше, чем ее отсутствие.

А кто-то может понять совсем буквально и решит возвращаться еще до того, как созданы условия, потому что сил никаких нет так жить…

А Никол Пашинян скажет, что имел в виду армян, ушедших в виду угрозы военных действий из той части Нагорного Карабаха, которая после этой войны осталась армянской. И останется просто махнуть рукой.

Да уже хотя бы то, что Никол Пашинян раз за разом называл эту территорию Арцахом, было не так уж невинно. Но, в конце концов, он по-другому, допустим, не мог называть. Но мог бы сказать и «Нагорный Карабах»…

Если бы да ОДКБы


Источник: Коммерсантъ

Поделитесь с друзьями:


Предыдущая новость: Следующая новость:
Президент и омбудсмен Армении обсудили шаги по возвращению военнопленных
Президент и омбудсмен Армении обсудили шаги по возвращению военнопленных
Президент Армении Армен Саркисян принял защитника прав человека...
Москва ждет от ОБСЕ большей поддержки урегулирования в Нагорном Карабахе - Лавров
Москва ждет от ОБСЕ большей поддержки урегулирования в Нагорном Карабахе - Лавров
Москва ожидает от стран ОБСЕ большей поддержки урегулирования в...
Юрий Котенок: За свою ненависть к армянам и русским Азербайджан должен быть наказан
Юрий Котенок: За свою ненависть к армянам и русским Азербайджан должен быть наказан
Сегодня идет атака на...


Cайт Хачатура Аветисяна
Писатель "Ян Ситева"



Два бюста маршала Говорова в подарок Петербургу