Воскресенье, 3 марта, 2024

ПОЧЕМУ КОМАНДИРЫ ДЕЛАЛИ АУДИОЗАПИСИ ВОЕННЫХ ПРИКАЗОВ?

«Приказы и распоряжения записывались ради страховки

Читаемое

Газета «Голос Армении» пишет:

«Приказы и распоряжения записывались ради страховки

В связи с арестом бывшего командующего армии обороны генерал-лейтенанта Микаэла Арзуманяна политолог Ален Гевондян напомнил о том, что в ходе 44-дневной войны многие высокопоставленные военные делали аудиозаписи приказов вышестоящих лиц из командного состава. По наблюдениям политолога, военных, у которых есть подобные аудиозаписи, не привлекают по делам, которые возбуждены по эпизодам 44-дневной войны.

По версии Гевондяна, Арзуманян, скорее всего, такими записями не располагает, а впервые о том, что командиры и штабные военные в ходе войны делали аудиозаписи приказов вышестоящих начальников, чтобы обеспечить себе страховку, сообщил Герой Арцаха бывший начальник Генштаба ВС РА генерал-лейтенант Мовсес Акопян.

После него на эту тему высказался Артур Айвазян («Монах»), который подвергся преследованию после публичных заявлений о том, что военные подразделения в Гадруте были расформированы в разгар боевых действий на передовой и переведены в Ереван. В ходе 44-дневной войны много говорилось о том, что генералы должны были создать ГКЧП и взять власть, а не заниматься записыванием разговоров друг друга, чтобы спокойно спать по ночам.

На днях СМИ опубликовали сведения о том, что в дни обороны Шуши Пашинян ежедневно звонил Арзуманяну с одним вопросом: сдали город или нет? Эти звонки удивляли и раздражали командующего, он посоветовал переадресовать вопрос Онику Гаспаряну, после чего отношения Пашиняна и Арзуманяна оставались весьма натянутыми.

На Арзуманяна, который командовал армией обороны всего 12-13 дней, сначала пытались повесить обвинение в сдаче Шуши по причине «служебной халатности». Генерал-полковник Сейран Оганян назвал эту попытку «маски-шоу». До ареста Арзуманяна Оганян был допрошен в рамках того же уголовного дела. Когда начальник СК Аргишти Кярамян понял, что общественность не доверяет обвинению в халатности, против Арзуманяна было выдвинуто еще одно обвинение. На сей раз речь идет о приказе отступить с освобожденной вершины Арега (на отрезке от Матахиса до «Егникнер») 29 сентября 2020 г. После Арзуманяна обвинения были предъявлены его предшественнику на посту командующего Армией обороны Джалалу Арутюняну.

В публикациях СМИ не раз и довольно подробно описывалось продвижение азербайджанцев от Гадрута к Шуши по узкой горной тропинке, которое продолжает вызывать множество вопросов. Почему они не боялись удара с тыла, который мог отрезать их от основных сил и поймать в ловушку? Как вышло, что азербайджанцам удалось 25-26 октября дойти до села Аветараноц, и почему этот населенный пункт 27 октября остался без какой-либо защиты? До сих пор нет ответа на вопрос: кто отдал приказ отвести армянские подразделения от Карин така?

В прессе также выдвигался ряд версий о покушении в октябре 2020 г. на жизнь Джалала Арутюняна, который был назначенцем Бако Саакяна. Есть версия, что покушение осуществили радиоуправляемой миной. Арутюнян выжил чудом, после войны дело о покушении закрыли. «ГА» в свое время публиковал показания зампредседателя военсовета полка «Тигран Мец» Владимира Аракеляна о том, что азербайджанцы вошли в Шуши по горной дороге, которую еще до 44-дневной войны освободили, вырубив толстоствольные деревья. Опубликовали также показания бывшего командира полка госохраны СНБ Ашота Бадаляна, принимавшего непосредственное участие в обороне Шуши.

А еще СМИ опубликовали сведения о попытке бывшего министра обороны НКР генерала Самвела Бабаяна организовать контрнаступление с одобрения командующего Армией обороны и начальника Генштаба Армении.

Почему контрнаступление так и не состоялось, и кто в этом виноват — пока неясно. Зато очевидно (и арест Арзуманяна это подтвердил), что общество не доверяет действиям СК под руководством Кярамяна, которого, напомню, освободили от должности руководителя СНБ и послали в зону боевых действий с особой миссией от Пашиняна незадолго до падения Шуши.

«Я знаю одного виновного и одного предателя – это Пашинян»

Напомню, что сразу после возвращения (Кярамян покинул Шуши на машине инкассации) этот господин пошел на Общественный телеканал, чтобы в интервью Петросу Казаряну недвусмысленно намекнуть на то, что Шуши пал по вине бывшего руководителя СНБ Артура Ванецяна. Якобы, последний покинул со своим отрядом «Айреник» боевой пост, что стало причиной прорыва обороны города-крепости.

Кярамян пытался перевести стрелки на Ванецяна по прямому указанию Пашиняна. Против Ванецяна пытались возбудить уголовное дело о дезертирстве с боевых позиций, однако все усилия Генпрокуратуры оказались тщетны, и СК, который еще не был под началом Кярамяна, обвинение не подтвердил.

Напомню, что обвинение в сдаче Шуши пытались навязать и лидеру ППА Гагику Царукяну, который, дескать, не направил в зону боевых действий отряд добровольцев. Напомню, что Царукян большую часть войны провел под арестом, и даже не смог попрощаться с близким другом — погибшим на войне командиром отряда «Черная пантера» Рустамом Гаспаряном.

Версий по поводу того, почему Пашиняну именно сейчас, спустя год и 9 месяцев, понадобилось «маски-шоу» с обвинением Арузманяна, множество, но главный фактор в этом деле связан с реакцией общества. Оно не доверят предъявленным обвинениям не только потому, что знает боевое прошлое «командира Миши», а потому, что не верит Пашиняну и его назначенцу Кярамяну.

Очевидно, что арест бывшего командующего, а ныне главного советника президента Республики Арцах – это политический заказ, а вовсе не попытка выявить истину и наказать виновных в сдаче Шуши. Как заявила на днях в ходе акции у здания Генпрокуратуры мать погибшего солдата: «Я знаю только одного виновного и только одного предателя: это Пашинян»

Пока главарь режима, обвиняемый в гибели 5 тысяч солдат и сдаче 75% территории Арцаха по условиям договорной войны, не предстанет перед судом, правда о 44 днях азербайджано-турецкой агрессии не выйдет наружу. А в том, что эта правда непременно станет известна, нет сомнений. И помогут в этом аудиозаписи военных приказов. Высокопоставленные командиры с опытом участия в боевых действиях делали аудиозаписи военных приказов, в том числе, по открытой связи, не случайно. Эти меры были продиктованы обоснованными подозрениями в том, что человек, называющий себя верховным главнокомандующим, действует в интересах Баку и Анкары.

Помните заявление Пашиняна с трибуны парламента о том, что он был только модератором решения о штурме вершины Леле-тепе, а последнее слово оставалось за высокопоставленными военными? Есть версия, что эти военные не рискнули возразить «верховному главнокомандующему», который вообразил, что сумеет вернуть вершину, отошедшую азербайджанцам по итогам 4-дневной Апрельской войны 2016 г. Итогом прихоти Пашиняна стала гибель, по разным данным, от 600 до 700 военных. Похоже, что вину за их смерть хотят свалить на Джалала Арутюняна…

После отставки Пашиняна вся правда о причинах начала 44-дневной войны, о первых точечных ударах авиации противника по системам ПВО Арцаха, о падении Шуши и сдаче других территорий выйдет наружу. Пока правду о 44-дневной войне говорят только генералы Акопян и Оганян. Против обоих возбуждены уголовные дела.

СНБ разоблачила более 50 военных, торгующих служебными секретами, СК предъявил обвинения двум бывшим командующим Армии обороны Арцаха, режим продолжает курс на дискредитацию вооруженных сил, чтобы снять с Пашиняна обвинения в предательстве государственных интересов и гибели тысяч людей. Близится 2-я годовщина начала 44-дневной войны. Режим решил бросить народу «кость» в виде ареста Арзуманяна и предъявленных Арутюняну обвинений».

- Advertisement -spot_img
Последние Новости

ЕС на конкретные санкции против Азербайджана не пойдет

Евросоюз на конкретные, предметные санкции против Азербайджана не пойдет. Подобное мнение выразил NovostiNk.net председатель политсовета партии "Демократическая альтернатива", политолог Сурен Суренянц.

Похожее