Четверг, 18 апреля, 2024

Арам Даниелян о Родине, народе и благотворительности

«Наша Среда online» – Наш собеседник – Даниелян Арам Адверович, Генеральный директор и Главный врач Многопрофильной клиники «Медицина Северо-Запад», одной из старейших клиник Санкт-Петербурга, врач уролог- андролог высшей категории, кандидат медицинских наук. А также Председатель Попечительского совета Благотворительного фонда “Наше дело”.

Читаемое

«Наша Среда online» – Наш собеседник – Даниелян Арам Адверович, Генеральный директор и Главный врач Многопрофильной клиники «Медицина Северо-Запад», одной из старейших клиник Санкт-Петербурга, врач уролог- андролог высшей категории, кандидат медицинских наук. А также Председатель Попечительского совета Благотворительного фонда “Наше дело”.

– Здравствуйте, уважаемый Арам Адверович! Вы – известный в Санкт-Петербурге врач. Но Вы родились в Азербайджане, а Ваши корни в Арцахе. Расскажите о Ваших предках и пути в Россию. – Здравствуйте, Виктор! Позвольте в начале нашей беседы поблагодарить Вас за проявленный интерес к нашему Фонду и ко мне лично. Действительно, мои корни из Арцаха. Этой древней армянской земли с многотысячелетней историей, одной из провинций Великой Армении.  Отцовская линия

– с Мартунинского района Арцаха, материнская – из Шуши. Как и многие другие арцахские армяне, мои предки с обеих сторон более ста лет назад переехали в Баку, как наиболее динамично развивающийся в связи с развитием нефтепромыслов город на Южном Кавказе. Один мой дед был офицером Советской Армии (закончил службу в звании полковника), второй – агрономом. Родители мои – музыканты: отец окончил Ереванскую консерваторию, был директором музыкальной школы в Баку (кстати, единственным армянином – директором музыкальной школы вне Арцаха), мама окончила московскую «Гнесинку», руководила отделом в другой музыкальной школе. Но наша семья никогда не теряла связи с Арцахом. У меня в Арцахе вековой родовой дом. Он считается «святым», так как при рытье котлована для дома был обнаружен камень с множеством высеченных на нем разного размера крестов. И этот камень всегда лежал в одной из комнат дома на первом этаже. И все впервые посещающие наш дом зажигали свечи и молились. Ещё ребёнком я помнил разговоры о его «старинности» и информацию о седьмом веке. Бабушка с дедушкой весь весенне-летний период проводили там, а мы с родителями почти каждый год на какое-то время приезжали в Арцах отдыхать на каникулы. А мой путь в Россию, наверное, стандартный для Советского Союза: окончил школу с Золотой медалью, уехал в Ленинград, поступил в одно из лучших и старейших учебных заведений – Военно-медицинскую академию. После окончания Академии служил военным врачом сначала в Советской, а потом в Российской армии. В итоге прослужил 27 календарных лет. А после выхода на военную пенсию продолжаю работать в медицинской отрасли.

–  Арцах невозможно не любить. Говорю это с ответственностью человека, который был в нём много раз. И это эффект его внутренней силы, несущей свет и жажду жизни. Но это мои ощущения, человека, у которого нет армянской крови. А как воспринимаете Арцах Вы, человек, корни которого остаются в его земле? Что дорого Вам в этой священной для армян земле?

– Вы абсолютно правы! Я не знаю ни одного человека, который после посещения Арцаха не высказывал бы своего восхищения. Для меня Арцах – это многое: – это древняя армянская земля, насыщенная несколько тысячелетней историей; – это святые места, старинные церкви и монастыри; – это первая школа в Амарасе, в котором Месроп Маштоц учил детей новому армянскому алфавиту; – это гордые, сильные духом, при этом очень гостеприимные люди; – это красивейшие горы, прекрасные реки и уникальные водопады; – это мой родовой дом; – это могилы моих предков, сохранность которых сейчас под угрозой; – это та идея, которая объединяла раньше и должна объединять и далее армян со всего мира; – это то, что должно остаться армянским еще на многие тысячелетия; – это  то, ради чьего возвращения люди во всем мире, называющее себя армянами, должны сделать все возможное, а если потребуется, и невозможное.

– Все, кто однажды почувствовал на себе живительную силу Арцаха, были морально раздавлены событиями 44-дневной войны и последующим исходом армян. Как Вы считаете, почему эта трагедия случилась?

– Это очень сложный вопрос, который вряд ли возможно обсудить в рамках одного интервью. Я сам часто себя спрашиваю, как такое могло произойти? Фатальные ошибки, недальновидность, факты предательства, произошедшие в начале XX века как со стороны армянских руководителей, так и со стороны большевистского российского руководства и правительств западных стран привели к тому, что наш древний Арцах оказался вне Армении. Освободительная война конца прошлого века, казалось, восстановила историческую справедливость, и Арцах вновь на многие века будет не просто армянонаселённым, но и частью Матери-Армении. Но за прошедшие десятилетия шапкозакидательские настроения в руководстве Армении и Арцаха, ничем не гарантированная вера в позиции и действия «внешних игроков», недостаточные усилия по укреплению обороноспособности, смещение приоритетов с главной для всех армян цели на другие, менее стратегически важные, привели к нарушению баланса в регионе. А действия правительства в последние годы стали откровенно антиарцахскими (а в стратегическом плане это означает – антиармянскими). И это вкупе с многочисленными ошибками во внешней политике, усталостью и политической апатией значительной части армянского народа, ложным посылом на возможность сохранения небольшого армянского государства в мире и безопасности за счёт многочисленных уступок противникам и привело к этой трагедии. И это трагедия – не только трагедия армян Арцаха. Это трагедия всего армянского народа. Как сказал Герой Армении и Арцаха Монте Мелконян: «Если мы потеряем Арцах, то перевернём последнюю страницу армянской истории». К сожалению, не все понимают значимость этих слов.

– Ваше искреннее желание быть причастным к судьбе своих сограждан побудило на то, чтобы создать Благотворительный фонд “Наше дело”. Расскажите, как возникла идея создания Фонда, кто стоял у его истоков, как удалось вовлечь людей в реализацию программ Фонда?

– Во время и сразу после Второй Арцахской (44-х дневной) войны на фоне жгучего желания помочь пострадавшим соотечественникам и полного недоверия к имевшимся в то время фондам, куда все мы регулярно пересылали средства и не могли добиться их целевого использования именно на те нужды, на которые они  пересылались,  возникла идея создания пусть небольшого, но прозрачного и эффективного благотворительного фонда. Совершенно случайно в процессе формирования концепции такого фонда я познакомился с такими же неравнодушными, честными, патриотичными соотечественниками, которые параллельно создавали аналогичный по идее фонд. И мы решили объединить свои усилия, что и привело к появлению Благотворительного Фонда «Наше Дело». Вовлечение людей в благотворительность – очень сложный, иногда приводящий к мысли о необходимости прекращения этой работы, процесс. Но мы не сдавались и не сдаёмся. И нашими основными факторами, позволяющими привлекать средства на благотворительные проекты, являются абсолютная прозрачность как в алгоритме сбора средств, так и в отчётности по их распределению между проектами, что вызывает доверие людей. А также направленность самих проектов, все из которых являются важными, гуманными, человеколюбивыми. И именно из-за этих факторов за относительно короткий срок (а нам в эти дни исполняется всего 3 года!) наш Фонд стал узнаваемым в Санкт-Петербурге, к нам обращаются по разным вопросам из регионов России, а также из Армении. И если в первый год основные наши усилия были направлены на лечение раненых, то на сегодняшний день  мы реализуем одновременно несколько разноплановых проектов. Наверное, и мы с Вами беседуем именно из-за этих отличительных факторов нашего Фонда. Кстати, наш Фонд издаёт официальную, имеющую лицензию РФ, двуязычную газету, причём не только в электронном, но и в печатном виде.

– Ваш Фонд не только собирал деньги на лечение пострадавших, но и реализовывал гуманитарные проекты, организуя поездки юных музыкантов и художников, помогая церкви. Расскажите подробнее, что удалось сделать за то небольшое время, которое действует ваш Фонд? Какие приоритеты его деятельности?

– Да, у нас, действительно, разноплановые проекты. И если помощь в организации поездки талантливых детей-художников из Арцаха на международный пленэр, где они, кстати, завоевали много наград, не является регулярной, то музыкальный фестиваль «Дети Армении на берегах Невы» является у нас ежегодным. Это череда концертов, которые проводятся совместно с Международным музыкальным фестивалем «Дворцы Санкт-Петербурга», возглавляемым членом Попечительского Совета нашего Фонда, Заслуженной артисткой России Марией Сафарьянц. Мы очень гордимся этим проектом, он стал для Фонда одной из «визитной карточек». Но самое главное, он позволяет находить и приглашать в наш прекрасный Санкт-Петербург юных талантов, которые не только приобщаются к великой российской культуре, окунаются в атмосферу петербургских музеев, парков и дворцов, получают бесценные уроки от лучших преподавателей Санкт-Петербургской консерватории, но и выступают на одной сцене с самыми известными музыкантами, солистами Мариинского и Михайловского театров, Заслуженными артистами России, Лауреатами различных конкурсов. И увозят массу приятных впечатлений от Санкт-Петербурга с его мостами, реками и каналами, Петергофа с его лучшими в мире фонтанами, Эрмитажа, уникальных концертов, на которые детей приглашают, например, в Тронном зале Екатерининского дворца или в Мариинском театре. А совместные с именитыми музыкантами гала-концерты ни оставляют равнодушными ни самих музыкантов, ни зрителей. В прошедшем году гала-концерт прошёл в роскошном Бронзовом зале особняка Половцева. Что касается Церкви, то мы считаем её основной объединяющей и сплачивающей людей на протяжении тысячелетий силой.  И помощь Армянской Апостольской Церкви занимает в наших проектах значимое место. За прошедшее время мы с благословения Церкви провели частичную реставрацию церкви Св.Воскресения XVIII века, финансировали издание армянского перевода трудов Иоанна Кронштадтского, провели работы по облагораживанию старинного армянского кладбища в Санкт-Петербурге, установили хачкар ручной работы и место для прощания на новом армянском кладбище и т.д. А члены Попечительского Совета нашего Фонда внесли большой вклад в подготовку и открытие в Санкт-Петербурге единственной вне Армении духовной семинарии Эчмиадзинского Католикосата.

– С какими трудностями сталкивается Фонд? Есть ли препятствия со стороны властей города, которые (не секрет) настроены проазербайджански в вопросах, связанных с Арцахом, или других национальных общин?

– Основные трудности, как это не банально, сбор средств на проекты. Наверное, психология людей «настроена» так, что при острой, экстренной ситуации возникает императивное желание помочь нуждающимся, и это желание в каком-то формате реализуется. Как только острота вопроса снижается, желание жертвовать даже на очень важные проекты значительно снижается. Поэтому, повторюсь, это основная проблема, с которой сталкивается Фонд при реализации новых проектов. Что касается взаимодействия с городскими властями, то мы не ощущаем никаких препятствий при осуществлении нашей деятельности. В Санкт-Петербурге налажена эффективная работа властей по профилактике каких-либо межнациональных проблем. Тем более, что наша организация занимается исключительно благотворительными проектами. Что же касается взаимодействия с другими общинами, то в Санкт-Петербурге есть Армянская Национальная Культурная Автономия, которая и представляет армянскую общину. Единственный случай, связанный с нашим Фондом, который я могу вспомнить, это попытка некоторых представителей азербайджанской общины сорвать гала-концерт талантливых арцахских детей. Но нам удалось этого не допустить и провести концерт на высоком организационном и профессиональном уровне.

– Однажды, обращаясь к арцахцам, Вы сказали, что “армянин, чьи сердце и мысли сейчас не с вами – не армянин!” Неужели такая проблема актуальна?

– Вынужден признать, что актуальна. К моему огромному сожалению. К нашей общей боли. Армянский народ слишком малочисленный, чтобы делить его по «местечковому» принципу. И если раньше эта «местечковость» выражалась в основном в отличии диалекта, в незначимых особенностях менталитета, в анекдотах и т.д., то в последние годы антиарцахские тезисы целенаправленно продвигались не только во внешней политике, но и внедрялись в умы и сознание рядовых граждан. И не только это. За последние годы приняты и принимаются такие судьбоносные решения, о которых ещё несколько лет назад даже подумать было невозможно и страшно. Чего только стоят новые учебники истории, изменённые географические термины, попытки изменить Конституцию и герб! А если такая задача была давно задумана врагами армянского народа и была уже сейчас поставлена, то её исполнение, как говорится, «дело техники». У Чингиза Айтматова в романе «И дольше века длится день» есть легенда о манкурте. Если кратко, манкурт – это взятый в плен человек, которого враги подвергли таким изощрённым пыткам, после которых он терял память и превращался в идеального раба или погибал. И потеряв память, убил свою родную мать по приказу хозяина. Слово «манкурт» стало синонимом человека со стёртой памятью, утратившего связь с родиной, близкими, ставшего «Иваном, не помнящим родства». Он служит за кусок хлеба хозяину и боится только одного – физической боли. Только тот, кто всем сердцем любит родную землю, народ и семью может называться человеком. Легенда учит не быть манкуртом, беспамятным предателем. Учит защищать родной край и народ, быть мужественным и благодарным, напоминает о силе материнской любви, самопожертвовании. К сожалению, мне все чаще приходится вспоминать этот термин при обсуждении происходящего в Армении.

– Как Вы считаете, как мы можем помочь преодолеть последствия страшной трагедии, постигшей армянский народ?

– В Вашем вопросе можно разделить слово «мы» на несколько значений. Видя происходящее в Армении и вокруг неё, я не уверен, что мы должны и будем преодолевать только последствия уже случившейся трагедии. К сожалению, есть основания, что трагические события будут продолжаться. К этому есть серьёзные геополитические предпосылки. И в этой ситуации мы, армяне, должны, наконец, осознать, какие негативные сценарии подготовлены для всего нашего народа, где трагедия Арцаха – всего лишь малая часть. И понять, что нужно прозревать, менять приоритеты в жизни, думать не только о сегодняшнем сытом дне, а о судьбе Родины, своих потомках, которым мы должны оставить не только фамилию и несколько страниц о Великой Армении в учебнике истории древнего мира, но и своё родное армянское государство, сильное, безопасное, с мудрым и созидательным народом, возглавляемым проармянским, думающем исключительно о благе народа и Родины, руководством. И строить свою жизнь, исходя именно из этого. Мы, в данном случае имеющие отношение к благотворительности, должны продолжать свои усилия по реализации гуманных, гуманитарных, человеколюбивых проектов. И в ближайшей исторической перспективе благотворительность будет крайне востребована. Ну а мы с вами, как россияне, должны в этом аспекте доводить до наших российских соотечественников правду. Чтобы рядовые россияне получали соответствующую действительности информацию, а не дезинформацию из купленных врагами СМИ и ТГ-каналов. И очень важно на этом этапе именно нам с вами не допустить распространения русофобии в Армении и армянофобии в России. Потому что до последнего времени сложно было найти в мире народ, который так же тепло относился к России и россиянам, как армяне. И сохранение этих отношений – архиважная задача!Арам

Беседовал Виктор Коноплев

 

- Advertisement -spot_img
Последние Новости

«В Эрмитажном театре в 19-й раз отметили День Мецената»

13 апреля в Государственном Эрмитаже традиционно отметили XIX День Мецената — ежегодный праздник благотворителей и социально ответственных компаний, организованный Государственным Эрмитажем и альманахом социального партнёрства «Русский Меценат».

Похожее