Суббота, 28 января, 2023

«Голос Армении»: Армянское общество после деления на черных и белых

После кровавой трагедии в Гюмри (в январе 2015 г. солдат Валерий Пермяков убил армянскую семью из семерых человек, последним в больнице скончался грудной ребенок) вся страна каждый день молилась и, затаив дыхание, ждала известий о единственном выжившем члене семьи. По всей стране отменяли свадьбы и крестины, было ощущение большой общей беды.

Читаемое

Газета «Голос Армении» пишет:

«Последствия «клубничных» реформ

14 августа взрывы и пожар на ярмарке «Сурмалу» унесли 16 жизней, тело одного погибшего так и не нашли, 19 января в деревне «Азат» пожар унес жизни 15 солдат срочной службы.

Между этими событиями — сотни погибших 13-14 сентября в результате масштабной агрессии Азербайджана, кощунственное убийство в Пемзашене женщины и двоих детей, обнаруженное тело 9-месячного ребенка и другие убийства, совершенные с особой жестокостью. В 90-е гг. был случай, когда 1 марта в одном из изоляторов случился пожар, погибли (задохнулись) трое осужденных. Общественность и руководство были шокированы до такой степени, что журналиста, передавшего информацию на московский телеканал РТР, вызвали в компетентные органы для беседы на повышенных тонах.

Как случилось, что в XXI веке солдат срочной службы содержали в тюремных условиях с решетками на окнах? Гибель 15 человек на совести главаря режима, обещавшего солдатам клубнику на десерт! Казарма на манер тюрьмы — самый очевидный итог «клубничной» реформы ВС под руководством министра — учителя истории.

О жертвах взрыва на ярмарке «Сурмалу» говорили не более трех дней, Тигран Авинян использовал трагедию для начала предвыборной агитации. О жертвах сентябрьской агрессии говорили не более недели, об останках погибшего Шираза, которые армянская сторона до сих пор не может извлечь с места гибели, чтобы передать родным, СМИ вспоминают от случая к случаю. Этот вопрос задали Пашиняну в ходе пресс-конференции 10 января, останки по-прежнему там же, где были после 13-14 сентября. Оккупанты обстреливают местность, не давая возможности вынести тела погибших, а договориться правящий режим не может — Пашинян поглощен «мирной повесткой»…

Армянское общество после деления на черных и белых

После кровавой трагедии в Гюмри (в январе 2015 г. солдат Валерий Пермяков убил армянскую семью из семерых человек, последним в больнице скончался грудной ребенок) вся страна каждый день молилась и, затаив дыхание, ждала известий о единственном выжившем члене семьи. По всей стране отменяли свадьбы и крестины, было ощущение большой общей беды.

Потом из армянского общества исчезло это чувство общего. Произошло это, когда народ разделили на белых и черных, потом превратили в общество одного дня, одного информационного потока.

Армянское общество живет сегодняшним днем, не зная или не желая знать, что будет завтра. Власти даже не объявили трехдневный траур по погибшим солдатам, на телеканалах идут развлекательные шоу, звучит веселая музыка, 21 января на акцию протеста на площади Республики собралось всего несколько десятков человек…

Мы перестали разделять горе соотечественников, превратились в живые копии спикера Алена Симоняна, признавшего в порыве искренности (не зная про запись беседы), что армяне, которые находятся в азербайджанском плену, для него не существуют. А еще в нынешнем состоянии армянское общество уподобилось министру здравоохранения Арсену Торосяну времен пандемии, когда, вернувшись из Южной Кореи, где свирепствовал вирус, он пошутил на пресс-конференции, что заразит журналистов, и отказался пройти тест на инфицирование. Кто-нибудь подсчитал, сколько жизней унесла фраза Никола «мы будем давить коронавирус пинцетом в стакане водки»!

Чаша терпения давно переполнилась…

Эти люди потешались над нависшей над народом смертельной опасностью, когда им кричали со всех сторон о необходимости упреждающих мер, потому что пандемия уже делала огромные шаги по планете.

Воинствующая некомпетентность первых лиц режима убивает ежедневно, пора наконец понять, что пожары случаются повсеместно, но солдат недопустимо содержать в тюремных условиях! После гибели 15 солдат главарь режима обязан был подать в отставку.

Ранее от избытка цинизма Никол объявил с трибуны парламента, что мог спасти, но не спас погибших в 44-дневной войне, так как в этом случае его сочли бы предателем. Подвалы «Сурмалу» не подходили для хранения взрывчатых веществ, помещение в деревне Азат Гегаркуникского марза не подходило под казарму, Пашинян 19 января произнес речь об обязательном соблюдении противопожарных мер — и все вернулись к своим делам.

О том, что соотечественникам в Арцахе по причине блокады грозит физическое истощение, армянское общество вспоминает только в ходе новостных выпусков, зато министр иностранных дел Арарат Мирзоян при первой же возможности объявил о готовности в марте посетить Анталью для участия в форуме. То ли Мирзоян поверил словам министра иностранных дел РФ С. Лаврова о скорейшем снятии блокады, то ли ему наплевать на 120 тыс. соотечественников! В самом деле, разве для посещения Антальи могут быть какие-то «препятствия», это же не Москва, чтобы не ехать на переговоры! «Компетентность» наших горе-переговорщиков на таком пещерном уровне, что они не ездят на переговоры по судьбоносным вопросам, чтобы избежать давления. А потом в силу той же пещерной некомпетентности в этом открыто признаются. Но Анталья — это совсем другое дело, особенно для Мирзояна!

Нам врут в упор про какие-то индексы безопасности, когда в Ереване стреляют каждый день, почти каждую неделю есть раненые и убитые в криминальных разборках. «Голос» не раз доказывал на конкретных примерах, что никаких реформ ни в одной из сфер государственной жизни режим Пашиняна не произвел по причине дремучей некомпетентности своих кадров. Почему, наблюдая за произволом правящей верхушки, армянское общество ведет себя так, будто обречено на заклание? К чему это затяжное «молчание ягнят», если чаша терпения давно переполнилась: скоро 5 лет, как ежедневно терпим глумления Никола над страной и народом!

Реальная оппозиция говорит об отказе верхушки режима от Арцаха, о ползучей оккупации территорий суверенной Армении, однако самый большой ущерб правящий марионеточный режим нанес армянскому обществу. Николу удалось разрушить общественные связи — то, что извечно считалось общностью народа, той самой всеобщей сопричастностью, без которой народ — это только население, исторически компактно проживающее на какой-то территории. Когда мы снова станем народом, чтобы отлучить от власти шайку преступников во главе с главарем?

Потешаясь над председателем Высшего судебного совета Кареном Андреасяном за готовность смотреть на портрет Никола, забываем о том, что сами не знакомы с лицами героев 44-дневной войны, не видели, например, портрет солдата-призывника Давида Григоряна, подбившего 15 танков и одну боевую машину противника. После присвоения ему 4 октября звания «Герой Арцаха» Давид остался на передовой, где и погиб в ночь на 3 ноября 2020 г. Когда мы снова станем народом, портреты юных героев будут в каждом рабочем кабинете».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

- Advertisement -spot_img
Последние Новости

Азербайджан передал армянской стороне тело армянского военного, погибшего в направлении села Неркин Ханд

Азербайджан 27 января передал армянской стороне тело армянского военнослужащего, погибшего 13-14 сентября 2022 г. в направлении села Неркин Ханд.

Похожее