Пятница, 24 мая, 2024

Нагорный Карабах и обострение геополитических игр на Южном Кавказе

На пресс-конференции для армянских СМИ, которая прошла 10 января, премьер-министр Армении Никол Пашинян сделал ряд знаковых заявлений[1].

Читаемое

Вопрос армянскому радио:
— Что делать, если хочется петь, но нет голоса?
— Это не ваши проблемы, а проблемы слушателей

На пресс-конференции для армянских СМИ, которая прошла 10 января, премьер-министр Армении Никол Пашинян сделал ряд знаковых заявлений[1].

Основные тезисы Н.Пашиняна:

  • «Армения отказывается от проведения учений ОДКБ на территории республики, по крайней мере, в этом году»

Такое решение не стало неожиданностью – сразу после теплой встречи Пашиняна с главой британской разведки MI-6 Ричардом Муром[2], на которой они обсуждали «вопросы безопасности» в регионе, социальные сети стали распространять информацию, что якобы Ереван выдвинул Москве ультиматум: если до 10 января Россия не разблокирует Лачинский коридор, то Армения начнет выход из ОДКБ.

Казалось бы, военные учения с союзниками в условиях пусть и замороженного, но военного конфликта – это повод продемонстрировать потенциальному противнику консолидированную позицию, если Армения собирается отстаивать свой суверенитет. Пашинян отказывается от такой возможности и делает парадоксальный вывод. По мнению премьер-министра, подобные учения могут продемонстрировать угрозу Турции и Азербайджану, однако после этого, мол, войска ОДКБ покинут страну, «оставив Армению один на один» с враждебными ей государствами.

В ходе пресс-конференции премьера спросили, считает ли он возможным задействовать многонациональный миротворческий контингент ОДКБ[3]. Он ответил, что такая идея почти нереализуема, так как есть сомнения в объективности некоторых стран организации. По его словам, де-юре они являются союзниками Армении, де-факто больше близки с Азербайджаном, развивая с ним экономические, политические отношения. С этой точки зрения, мол, их присутствие еще больше осложнило бы ситуацию.

Вместе с тем Пашинян не рассматривает и приглашение мониторинговой миссии ОДКБ. Мол, миссия ОДКБ может только ухудшить ситуацию при том, что у Еревана уже есть односторонняя (без согласования с Азербайджаном[4]) договоренность о введении в феврале аналогичной миссии ЕС.

Жалуясь на отсутствие дружеских связей с партнерами по ОДКБ, Пашинян умалчивает о своих «усилиях»  по достижению такого состояния. Власти Армении свое пренебрежение к существующим процедурам Организации не раз демонстрировали в последнее время, как и в случае с отменой учений, когда секретариат ОДКБ официальных уведомлений от армянской стороны об их отмене в соответствии с установленным в организации порядком так и не получал[5]. При этом главы государств-членов не забыли, когда придя к власти в 2018 г., Пашинян наперекор их мнению демонстративно санкционировал арест действующего генерального секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова, обвинив его в том, что в 2008 году тот участвовал в «подавлении» массовых беспорядков во время событий 1 марта. Уже тогда Ереван, проигнорировав дипломатический иммунитет Хачатурова как международного чиновника, не выполнил соответствующие процедуры по его отзыву.

Пропагандистский аппарат Пашиняна потратил немало усилий, чтобы дискредитировать ОДКБ в глазах армянской общественности. Например, консалтинговая компания MPG (Marketing Professional Group — эксклюзивный представитель Международной ассоциации GALLUP в Армении) в ноябре 2022 г. провела опрос общественного мнения[6]. Как результат: более 43% респондентов в республике склоняются к тому, что в текущих реалиях Армения должна выйти из ОДКБ.

  • «Обеспокоенность» деятельностью российских миротворцев

Свои упреки в адрес российских миротворцев Пашинян постарался завуалировать, первым делом сказав, что отношения между двумя странами «никогда раньше не были такими доверительными», добавив: «Мы не критикуем российских миротворцев, мы выражаем обеспокоенность в связи с их действиями», намекая на то, что российский миротворческий контингент (РМК), не имея на то мандата, должен применить силовые меры к азербайджанским «экологам», заблокировавшим Лачинский коридор[7].

В свою очередь Президент Азербайджана на пресс-конференции в Баку, которая проходила практически одновременно с ереванской заявил, что акция азербайджанских экологических «активистов» продолжится, пока не будут выполнены «справедливые требования» Баку и «не будет открыт доступ к рудным месторождениям», расположенным в зоне ответственности российских миротворцев в Карабахе[8].

Корень противоречий двух президентов в том, что до армяно-азербайджанской войны 2020 года речь шла о возможности мира, который бы достигал двух целей – самоопределение Нагорно-Карабахской республики (НКР) и возврат Азербайджану оккупированных территорий. Фраза, брошенная главой Армении Н. Пашиняном на митинге: «Арцах [армянское название Нагорного Карабаха – прим. автора] это Армения и точка», — перечеркнула годы кропотливой дипломатической работы предыдущего руководства страны по международному согласованию статуса НКР. Провокационная фраза означала для Баку, что армянские власти отказываются от международно-признанной формулы «освобождение оккупированных территорий Азербайджана в обмен на самоопределение НКР». Именно тогда И. Алиев решил вернуть оккупированные территории силой.

Провальный итог войны 2020 года для Пашиняна состоит в том, что договариваться пришлось, возвращая территории в обмен на мир, а не в обмен на статус Нагорного Карабаха. Когда России удалось уговорить Азербайджан и Армению прекратить военные действия, и было подписано трехстороннее заявление, оно все же предусматривало, что статус Нагорного Карабаха будет определен позднее. Собственно, поэтому стороны и договорились ввести туда миротворцев для обеспечения безопасности анклава. Пока статус был не определен, Лачинский коридор был экстерриториален и под охраной российских миротворцев. Жители Нагорного Карабаха могли иметь самоуправление, добывать и использовать  полезные ископаемые региона …

Коренным образом изменилась логика переговорного процесса, когда Н.Пашинян 6 октября 2022 г. Праге  согласовал заявление, навязанное Евросоюзом, в котором обе стороны (Армения и Азербайджан) признают территориальную целостность и суверенитет друг друга, без каких-либо исключений насчет НКР. Это же положение ЕС и Азербайджан как можно скорее стремятся зафиксировать в мирном договоре, и Пашинян, как будто бы, не против. Тем не менее, согласно упомянутому соцопросу  консалтинговой компании MPG, почти 90% армянских респондентов заявили, что считают неприемлемым вхождение НКР в состав Азербайджана и присвоение тамошним армянам статуса нацменьшинства. Лишь 15% граждан Армении положительно оценили результаты пражской встречи.

Отметим, что Российский проект мирного договора Армении с Азербайджаном предполагает разрешение всех существующих проблем между ними, кроме вопроса определения статуса Нагорного Карабаха, который будет отложен на неопределенное время.

Разница между двумя подходами заключается в том, что, если Армения отказывается от дипломатической борьбы за особый статус НКР (пусть даже в составе Азербайджана), то тогда все требования Баку правомерны. Иными словами, действительно, азербайджанские власти в этом случае должны контролировать добычу полезных ископаемых в регионе и проверять грузы и людей, прибывающих уже в азербайджанский Карабах, охраняемый российскими миротворцами. Значит, РМК  должен не деблокировать Лачинский коридор, а наоборот обеспечить официальным лицам из Баку доступ к месторождениям полезных ископаемых в Нагорном Карабахе, способствовать высылке государственного министра НКР Р. Варданяна и других нежелательных для Баку лиц с территории Азербайджана (Карабаха)? Ведь Армения, в лице своего главы государства, признала суверенитет Азербайджана надо всей, без исключения, его территорией.

Таким образом, Н. Пашинян своей т.н. многовекторной политикой создал ситуацию неопределенности, в которой РМК приходится осуществлять свою деятельность. В отсутствие согласованных в новых реалиях полномочий российские миротворцы имеют право только разводить воюющие стороны, но не имеют право вмешиваться в протесты гражданского общества Азербайджана, хотя они и носят неоднозначный характер. Также российские военные не применяли силовые методы против участников  антироссийского митинга и попытки заблокировать 102-ю базу вооруженных сил РФ 8 января с.г. в Гюмри (Армения)[9]. Право пресекать несанкционированные акции протеста имеют только местные органы внутренних дел.

Противоречивые заявления, сделанные премьер-министром Пашиняном на пресс-конференции о путях урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе, создали еще большую неопределенность. Сначала он выразил готовность подписать мирный договор на основании предложений России, то есть, откладывая вопрос определения статуса Нагорного Карабаха на будущее. Затем  заявил, что предпочел бы «комплексное решение» проблемы с помощью западных стран, то есть подписать документ, игнорируя карабахский вопрос. «Трудно давать оценку позиции армянской стороны, когда заявления официального Еревана по одному и тому же вопросу существенно разнятся»[10], — заметила представитель российского МИДа Мария Захарова. Она призвала армянские власти не «заниматься схоластикой», а продолжить совместную работу, если те «действительно заинтересованы в решении обозначенных проблем в русле комплексной реализации трехсторонних договоренностей на высшем уровне».

  • «В дальнейшем российских миротворцев, возможно, будет лучше заменить международной миссией»

Никол Пашинян считает, что, если Россия не сможет выполнять свои миротворческие обязательства, то она должна обратиться в Совбез ООН, чтобы РМК ВС РФ в Карабахе предоставили международный мандат или же обеспечить присутствие в регионе многонациональной миссии, ответственной за безопасность. Он также не исключил, что по истечении пятилетнего мандата миротворческого контингента России Армения обратится в Совбез ООН с просьбой направить в Нагорный Карабах многонациональную миротворческую миссию. Вероятно, речь идет о пресловутых «западных партнерах».

«Подобные заявления армянского премьера продолжают его политическую линию по отдалению от России, которую он ведет с момента прихода к власти. А нынешнее положение в Лачинском коридоре стало всего лишь очередным поводом», считает армянский политолог Грант Микаэлян. При этом, по словам эксперта, всю ответственность за принимаемые решения должно брать на себя именно руководство Армении[11].

Заместитель председателя оппозиционной Республиканской партии Армен Ашотян высказал уверенность, что «Пашинян намеренно два года не поднимал вопрос подписания Азербайджаном мандата российских миротворцев, поскольку хотел [создания – прим. автора] этой проблемы, так как его геополитические хозяева блокаду Лачинского коридора используют для вывода России из региона»[12].

Однако в Кремле отнеслись к предложению Пашиняна с вниманием. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков ответил: «На различных уровнях постоянно идут контакты, безусловно, эта тема неоднократно была на повестке. Но понятно, что любые вещи могут направляться только с согласия обеих сторон конфликта»[13]. Проблема также заключается в том, что под давлением США многие члены ООН действуют ангажированно, и любая российская инициатива блокируется. Примером тому — недавнее обсуждение в Совбезе ООН ситуации в Нагорном Карабахе, которая сложилась из-за блокады Лачинского коридора. Делегация Франции, которая по просьбе Еревана координировала подготовку решения, проигнорировала подавляющее большинство российских предложений, в том числе касающихся полномочий миротворцев и их легитимности, в соответствии с четырьмя заявлениями на высшем уровне, поддержанными Баку и Ереваном[14]. Вместе с тем в Армении местная, в том числе проправительственная пресса, сразу стала распространять информацию, будто это Россия помешала принять резолюцию по разблокированию Лачинского коридора, а радикальные антироссийские партии Армении на этом основании заблокировали российскую военную базу.

  • «Военное присутствие России создает угрозы безопасности Армении»

Согласно упомянутому соцопросу  консалтинговой компанией MPG, основные надежды на получение военно-политической помощи гражданское общество Армении по-прежнему возлагает на Россию. 37% респондентов убеждены в этом. На втором месте находятся США, на третьем месте Иран. По мнению опрошенных, Франция, несмотря на проармянские декларации своего президента, несколько утратила образ защитника с результатом в 24,2% .

Таково общественное мнение Армении, но не власть преидержащих. По словам Н.Пашиняна, «военное присутствие России в Армении  не только не гарантирует безопасность последней, но и наоборот, создает угрозы для республики». Хочется спросить – как же так, после всех лет помощи со стороны России?

При этом на пресс-конференции премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил также: «В последнее время Азербайджан во время контактов с западными коллегами обосновывает свои агрессивные действия опасениями относительно того, что Армения и Россия готовят совместные агрессивные действия против Азербайджана, и они (азербайджанцы) предпринимают превентивные действия[15]».

Все выглядит так, что для убеждения армянского общества он построил такую логическую схему: мол, военное присутствие России в Армении раздражает Азербайджан, что и превращает российские войска в угрозу армянской безопасности. Следуя далее этой логике, выходит, чтобы «умиротворить» Азербайджан достаточно вывести из Армении российские подразделения и закрыть 102-ю военную базу в Гюмри и параллельно заменить их  контингентом НАТО, причем желательно французскимНо с таким поворотом в первую очередь не согласится Азербайджан, президент которого Ильхам Алиев дал[16] интервью азербайджанским телеканалам синхронно, в тот же день, что и армянский премьер. Он однозначно заявил: «Франция изолировала себя от процесса. Остаются только США и Россия. Такими видим площадки для переговоров [с Арменией – прим. автора]».

«Никто не должен забывать, что Турция всегда поддерживает Азербайджан», — цитирует[17] агентство Bloomberg слова министра обороны Турции Хулуси Акара, сказанные в Баку. «При необходимости мы знаем, как быть единой армией, единой державой и единым кулаком с Азербайджаном. Мы рассматриваем угрозы или провокации против Турции или Азербайджана как направленные против обоих».

Тогда на какие же западные страны рассчитывают власти Армении в обеспечении своей безопасности? США будет вооружать Армению против Турции – члена НАТО? Они не способны разрешить противоречия даже между Грецией и Турцией, а также Кипром и Турцией, членами НАТО. Скорее, коллективный Запад, обеспечив свое военное присутствие на Южном Кавказе, использует Армению для противостояния одновременно РФ и Ирану.

Ни Вашингтон, ни Брюссель в создавшихся политических и экономических реалиях больше не могут позволить себе высокие затраты на ведение прямых горячих войн. Военная стратегия Запада открыто перешла к ведению войны против своих противников через посредников, поставляющих «пушечное мясо». Идея состоит в том, чтобы извлечь выгоду для своего военно-промышленного комплекса через поставки вооружений своим ставленникам, при этом погрузив своих противников в долгосрочную трясину конфликта. Конечная цель Вашингтона — превратить своих ставленников в безнадежных должников, а противников в подчиненные государства-клиенты или нейтрализовать их до такой степени, чтобы они больше не могли сопротивляться гегемонии США. Судя по всему, для такой стратегии на Южном Кавказе Вашингтон своим плацдармом выбрал именно Армению. Для этого Западу необходимо решить ряд задач, принудить Армению подписать мирный договор с Азербайджаном на своих условиях, который позволит вытеснить российские контингенты из региона, а затем поставить под свой контроль Зангезурский коридор.

  • «Открытие армяно-турецкой границы и возможный запуск железнодорожного сообщения приобретает глобальное значение, что принесет выгоду всем сторонам».

Несмотря на вышесказанное, Пашинян отметил, что армянские власти не готовы предоставить Азербайджану находящийся вне юрисдикции Армении экстерриториальный коридор через территорию республики без зон таможенного и пограничного контроля.

Алиев, в свою очередь заявил, что пути сообщения, проходящие через территорию Армении (из Азербайджана в Нахичевань) и соединяющие Армению и Арцах (через территорию Азербайджана), должны иметь одинаковый режим. После отказа Пашиняна от требования для НКР особого статуса заявление азербайджанского президента выглядит логичным.

Что касается контроля Пограничной службы России за транспортным сообщением через Сюникскую область (согласно трехстороннему заявлению от 9 ноября 2020 г.), то это объясняется тем, что российские пограничники осуществляют контроль над внешними границами Армении. После открытия маршрута они просто продолжат выполнять свои прежние функции. Таким образом, никакого экстерриториального статуса у транспортного маршрута через Сюник (т.н. Зангезурский коридор) не будет, так как российские пограничники охраняют границы Армении по соглашению с правительством Армении, а не по какому-либо международному мандату.

Другое дело, если Россию вынудят уйти из региона. Тегеран отчетливо видит такую угрозу. Исследовательский центр Стратегического совета по международным отношениям Ирана недавно опубликовал  статью[18], в которой говорится, что вторая карабахская война была прикрытием для создания Зангезурского (в Иране его называют «Туранским») коридора. Иранские аналитики утверждают, что Туранский коридор предназначен для того, чтобы подвести военные структуры НАТО непосредственно к северным границам Ирана, южным границам России и западным границам Китая в Синьцзяне. Туранский коридор НАТО геополитически ослабит Иран, Россию и Китай и позволит западному военному альянсу разжигать этнические волнения среди азербайджанцев в Иране, северокавказских мусульман в России и уйгуров в Китае.

Иранские эксперты предупреждают о возможном негативном сценарии для региона Южного Кавказа и его окрестностей, включая Иран:  «Устранение такого препятствия, как Нагорный Карабах, открывает путь для оккупации территории Армении и изменения карты региона, а в долгосрочной перспективе — для нападения на северо-​западные районы Ирана»[19].

В экономическом отношении экстерриториальность Зангезурского коридора также представляет собой прямую угрозу Международному транспортному коридору Север-Юг (INSTC[20]) и может привести к  замене иранских газопроводов в Нахичевань газопроводами из Азербайджана и Средней Азии. В результате Иран лишится своей важной роли в торговле и транзите энергоресурсов в регионе. Иранцы считают, что в будущем Анкара может воспрепятствовать экспорту иранских товаров через Турцию. Если Иран потеряет границу с Арменией, торговля Ирана с Европой и Евразией окажется во власти турецких и азербайджанских торговых путей. Это, в свою очередь, укрепит экономическое и политическое влияние Анкары и Баку на Тегеран, прокладывая путь сепаратистским движениям в северном Иране.

Иранские официальные лица, в том числе верховный лидер Али Хаменеи[21] неоднократно говорили, что выступают против каких-либо изменений границ в регионе, имея в виду азербайджанские претензии на Сюникскую область Армении, чтобы добиться ее согласия на экстерриториальность Зангезурского коридора. Иран обеспокоен тем, что распространение турецкого влияния на его северной границе может негативно сказаться на его внутриполитической ситуации в будущем[22]. Тегеран высказывает опасения, что в регионе может начаться новая эскалация.

Индия также выразила обеспокоенность тем, что ее планы соединения Европы и России со своими индийскими портами через INSTC могут быть поставлены под угрозу[23].

С точки зрения Нью-Дели, усиление турецкого влияния в регионе вызывает особую тревогу, учитывая связи его регионального соперника  Исламабада с Анкарой и поддержку Пакистаном Азербайджана во время 44-дневной армяно-азербайджанской войны. В этой связи Индия солидаризовалась с Ираном и неоднократно направляла резкие дипломатические послания Азербайджану во время конфликта. Нью-Дели несколько раз призывал Баку «немедленно» вывести свои силы из Армении и и «прекратить боевые действия».

Заключение

Логические построения Никола Пашиняна напоминают анекдоты «Армянского радио», юмор которых построен на парадоксальном ответе на вполне нормальный вопрос. К сожалению, вся политика и риторика действующего премьера построена на подобных парадоксах и противоречиях, которые приводят к трагическим последствиям для армянского народа. Как сказала представитель российского МИДа Мария Захарова: «Много неясного в походах армянской стороны… Если есть договоренности, либо их соблюдают, либо не соблюдают, но тогда надо сказать, что подходы изменились. И об этом тоже надо честно, публично, в первую очередь своим людям рассказать… это вопрос принципиального формулирования позиции государства»[24].

К сожалению, гражданское общество Армении осталось практически наедине с действующей властью, проводящей противоречивую и двусмысленную линию. Оппозиция, как парламентская, так и внепарламентская не предлагает альтернативную позицию. Население, в итоге, попадает под влияние абсурдных стереотипов, диктуемых через ангажированные СМИ и социальные сети, или остается полностью дезориентированным. В результате, согласно упомянутому соцопросу консалтинговой компании MPG, 47,4% опрошенных заявили, что проголосовали бы против всех.

Александр Ананьев, старший советник МИД России в отставке

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

- Advertisement -spot_img
Последние Новости

МВД перейдет на усиленное патрулирование в Ереване и регионах из-за «Последнего звонка»

Во всех школах, где запланированы праздничные мероприятия, будут дежурить сотрудники полиции.

Похожее